Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Category:

Борьба с фальсификациями

Тут вот довольно простенькая фальсификация Манчука по поводу Полтавы, Мазепы, Петра, Хмельницкого. Увы, состояние умов наших левых таково, что эту фальсификацию с претензией на марксистский подход принимают за нечто серьезное, хотя это не более чем старая "вульгарная социология". Читать надо Мих. Лифшица,  а не только книжки в руках вертеть. Сейчас я очень занят, а на следующей неделе обязательно отпишусь по Манчуку. Пока только напомню, что Лифшиц считал Петра "революционером на троне".

Да и повешу одну свою старую статью, раскрывающую чеченские фальсификации Манчука.

 

Слепота
Ответ на чеченские материалы Андрея Манчука


Вернувшись из двухнедельной командировки в Грозный, Андрей предупредил, что меня поразят его материалы. Я тогда хотел ответить, что больше всего удивлюсь, если он напишет действительно хорошую статью о Чечне. Увы, я оказался прав - материалы Манчука меня не поразили. Манчук написал то, что от него и ожидалось, то, что он давно хотел написать, но не решался за очевидным отсутствием аргументов. Теперь, когда таким аргументом стала сама личная поездка, Манчук решился, и подробно изложил свою позицию по ситуации в Чеченской республике. В самой этой позиции нет ничего нового - это классическая позиция троцкистских групп, удуговского Кавказцентра, украинских и прибалтийских националистов, либералов, крутящихся вокруг "Новой газеты", и разного рода мелких русофобов, вроде сумасшедшего Бориса Стомахина. Единственное, даже на фоне всей этой публики, статьи Манчука выделяются особой однобокостью (может именно этим Андрей и хотел удивить), так однобоко сейчас не пишет даже Анна Политковская.
В общем, если бы эти статьи написал не наш хороший товарищ Андрей Манчук, то на них и отвечать не имело бы никакого смысла. Ведь в ответ придется говорить вещи уже давно известные, и если кто-то до сих пор не удосужился поинтересоваться, как было на самом деле, то и пошел он куда подальше. Зачем время тратить? Итак, еще раз для Андрея Манчука и тех левых, кто по какой-то удивительной слепоте не может разглядеть того, что в действительности происходит на Северном Кавказе и в Чечне. В конце статьи я скажу несколько слов и о причинах этой слепоты.
Как я уже говорил, в позиции Манчука нет совершенно ничего нового, нет ничего нового и в его аргументах. Вследствие того, что Манчук изложил позицию довольно полно, то именно на его материалах особенно удобно показать всю убогость данной позиции. Манчук, освещая тему Чечни, стал на изначально неправильную позицию, и в итоге в его статьях неправда все, вплоть до отдельных деталей. Это, конечно, не умышленная неправда, это неправда, выросшая из изначально не верной позиции. А не верная позиция - следствие абсолютизации лишь одной отдельной, а оттого абстрактной, не полной, не дающей общей картины стороны. Манчук считает, что, съездив в Чечню, увидел ситуацию во всей конкретности, хотя, на самом деле, он увидел лишь одну сторону. Манчук, очевидно, спутал конкретность с единичностью. Конкретность - это видение всей внутри себя расчлененной системы, ясное понимание всех внутренних связей, что и откуда взялось и как развивалось. Но всей этой необходимой конкретности и близко нет в статьях Манчука. В них особенно отчетливо видно, к каким чудовищным ошибкам приводит абсолютизация одной выхваченной из системы стороны.
Итак, как видит ситуацию Манчук, и как дело обстоит на самом деле. По Манчуку, была себе независимая гордая республика, со цветущими городами и вот явилась подлая империалистическая Россия со своей вечной колониальной политикой и все это разрушила. Манчук пишет: "проживая в мирном городе, вряд ли возможно понять, во что превращен сегодня крупнейший индустриальный, научный и культурный центр Северного Кавказа... Жители Грозного как будто бы свыклись со своим нынешним положением, - у них не было иного выбора, - однако и сегодня его следует считать по-настоящему невыносимым."
Кто же разрушил город, и кто они, сегодняшние жители Грозного? В действительности сегодняшние жители Грозного к грозненцам, жившим, как справедливо пишет Манчук, в "крупнейшем индустриальном, научном и культурном центре Северного Кавказа" в большинстве своем никакого отношения не имеют. Более того, сегодня в Грозном живут те, кто выгнал из него грозненцев и этим самым уничтожил прекрасный город. Грозный, как крупный индустриальный, научный и культурный центр, разрушили не федеральные войска, а спустившиеся с гор мародеры и убийцы, которые в течение нескольких лет террора изгнали из Грозного почти 70% грозненцев, во основном русской национальности. Вот кто действительные разрушители прекрасного города. Российские войска разрушали уже не культурный и индустриальный центр, а бандитское гнездо, в котором правили сумасшедшие абреки, где шариатские суды вводили публичные казни и порки, где царил культ силы, где рабство было общепризнанным институтом, где похищениями людей и работорговлей занимались от мелкого бандита, до "ичкерийского президента". Настоящие грозненцы сегодня маются без кола и двора по всей России, а действительными оккупантами города являются не российские войска, а те, кто забирал квартиры и дома у русскоязычного населения, кто грабил, убивал и насиловал. Манчук в упор не видит этой, очевидной каждому, вещи. Итак, товарищ Манчук, кто же все-таки разрушил Грозный?
Манчук, надо полагать, сам верит в то, что пишет. Он действительно уверен, что Грозный разрушили русские империалисты (хотя на самом деле, русские империалисты этот город создали, уж давайте будем справедливы), что все плохое и ужасное происходит только от них. Если в Грозном снесен памятник, то Манчук, не задумываясь, приписывает это русским варварам. А как же иначе, ведь, по его схеме, именно они разрушили крупнейший индустриальный, культурный и научный центр. Не будь подлых русских, надо думать, там бы и сейчас цвел крупнейший культурный, индустриальный и научный центр. А вот, на тебе, пришли и все разломали. Даже памятники. Так, например, уничтожение памятника Ленину Манчук, не задумываясь, приписывает федералам, варварски обстреливавшим город: "В городе Грозном много убитых памятников. В их числе уничтоженный снарядом памятник Ленину, с голым штырем на пустом постаменте." Вынужден и здесь разочаровать товарища Манчука. Памятник Ленину в Грозном снесли в августе 1991 года озверевшие дудаевцы. Никакого снаряда там не было, просто пригнали кран, накинули трос на шею и вздернули. А вот, как ни странно, в казачьих станицах на севере республики в то же самое время на сходах и митингах принимали решения о защите памятников Ленину. Население этих станиц хорошо понимало, что Ленин для них - это жизнь, а "чеченская революция" - смерть. Ленин означал интернационализм, а значит, возможность жить вместе, не убивая друг друга, для русских и казаков это было очень актуально, так как убивать уже начинали именно их.
При дудаевско - масхадовском режиме русское население Чечни оказалось изгнанным или уничтоженным практически полностью. Есть приблизительные цифры этой русской трагедии, собранные комиссией Говорухина: десятки тысяч убитых и взятых в рабство, сотни тысяч беженцев. Известны и результаты политики геноцида: в городе Грозном, где русские грозненцы составляли почти 70% теперь русских практически не осталось. В северных казачьих районах Чечни, где еще недавно доля русского населения также была в районе 70%, сейчас доля русского населения составляет не более двух процентов. В домах убитых и бежавших русских преспокойно живут те, кто их убил и выгнал.
Об этой жуткой трагедии, произошедшей не сто лет назад, а буквально на наших глазах, у Манчука нет ни слова. А ведь без изучения истории последнего чеченского конфликта невозможно понять сложившуюся ситуацию. Невозможно понять предмет, не рассмотрев историю его развития. Поэтому Манчук ничего и не понял, ничего не увидел, поэтому в его статье все тотально не так, как на самом деле. Ничего, кроме абсолютизации одной стороны предмета, при полном не желании увидеть предмет целиком, в статье Манчука нет.
Теперь один из самых важных вопросов современной Чечни: возможно ли в принципе сегодня чеченское государство? Манчук пишет: "нет почвы для утверждений, согласно которым в современной Чечне сложилось некое доклассовое общество, основанное сугубо на племенной тейповой системе и неспособное к созданию собственной государственной структуры."
Интересно, где это Манчук встречал утверждения, что в Чечне доклассовое общество, основанное сугубо на племенной тейповой системе. Автор этой статьи старается отслеживать все публикации по Чечне, но такой глупости нигде не читал. В Чечне, конечно, есть классовые отношения, но очевидно, они еще не достаточно развиты для построения собственного государства. Манчук голословно утверждает, что "нет почвы для утверждений" о неспособности чеченцев создать собственную государственную структуру. Хотя на самом деле, нет почвы для обратного, нет почвы считать, что чеченцы способны создать собственное государство. Не случайно в защиту своего утверждения Манчук не приводит ни одного аргумента. Оттого утверждение о государственной зрелости чеченцев просто повисает в воздухе, что, похоже, совершенно не смущает Манчука. Он же был в Чечне, а это уже аргумент в подтверждение всех, даже самых нелепых утверждений.
В этой же статье сам Манчук правильно пишет, что "специфика развития чеченского народа во многом сохранила уникальные элементы родового строя - чеченцы, народ, не знавший гнета своих баев, беков и ярма крепостного права, отличается исключительной потребностью в собственной свободе, за которую он готов бороться и сегодня." Безусловно, чеченцы гордые, замечательные люди, испытывающие потребность бороться за свободу. Только как из таких людей, которые не знали угнетения своих баев, не знали крепостного ярма, так вот как из таких людей создать государство, которое есть, по определению, организация для угнетения одной частью общества другой. У Манчука нет ничего, кроме голословных утверждений, а с другой стороны, есть реальная история попытки создания независимого чеченского государства. И выводы о незрелости чеченского общества для создания собственного государства вытекают из этой истории, а вовсе не являются плодом расизма или многомиллионной империалистической пропаганды. Кстати, на пропаганду "независимой Ичкерии", чисто по внешним наблюдениям, было истрачено средств на несколько порядков больше. Страшный российский империализм только последние год - два целенаправленно занимается пропагандой своих действий в Чечне и то не очень успешно.
Какова же реальная история, почему чеченцы не смогли создать свое государство? Чечня после 90 года - это власть родовых авторитетов и главарей банд, которым плевать на государство, в том числе на собственное. Власти в Чечне не было даже у Дудаева. Своя банда была у Руслана Лабозанова, своя у Яндорбиева, своя у Ямадаевых, своя у Гантомирова. И сразу же после 91 года эти банды начали воевать друг с другом. Какое здесь к черту государство? В Чечне слишком много горячих мужчин, которые никогда не знали собственных баев. Они еще могли на определенных условиях примириться с властью пришедших со стороны непонятных им русских, но признать над собой своих собственных баев и президентов,- это уже значительно труднее. Среди чеченцев до сих пор распространено утверждение, что все чеченцы равны и у них не может быть главных. Неужели Манчук этого не знает? Конечно, знает! Тогда о каком чеченском государстве идет речь? Нет его и быть не может. И не надо стесняться называть вещи своими именами. В утверждении, что чеченцы дикий народ, не способный создать свое государство, нет ничего оскорбительного или расистского, все были дикими, и все проходили этот этап в развитии. Между прочим, сама чеченская элита часто называла своих земляков индейцами.
Утверждения же, что чеченцам создать государство помешало ФСБ, просто смешны. Можно подумать, что если бы не было ФСБ, то чеченцы поголовно отправились бы на заводы и офисы работать под руководством собственной нарождающейся буржуазии.
У чеченцев для собственного государства нет ничего, самое главное, нет рабочих, которых можно было бы эксплуатировать по капиталистически, т.е. нет достаточной для собственного государства разделенности внутри нации, да по большому счету, нет еще и самой нации, чеченцы сегодня, скорее, союз племен, находящегося на поздней стадии разложения.
А Манчук, между тем, продолжает фантазировать: "При этом можно прогнозировать, что во вновь сформированном промышленном пролетариате Чечни будут доминировать собственно чеченцы - в отличие от довоенного контингента грозненских рабочих."
Все это опять по-манчуковски совершенно голословно. С чего Манчук это взял? Может быть, есть какая-то тенденция к появлению в Чечне местного промышленного пролетариата? Нет, ничего подобного нет, о чем откровенно в своем интервью говорит директор грозненского ПТУ Ибрагим Гуноев: "Буквально с 1992 года у нас начались проблемы с набором группы токарей-фрезеровщиков. Это было связано с оттоком русскоязычного населения из Грозного, население которого ранее составляли рабочие и служащие. Это был главный индустриальный центр Северного Кавказа. Но рабочие начали выезжать из города, и взамен с гор приезжали крестьяне, у которых отсутствует ориентация на рабочие профессии, которые ориентируются на специальности, знакомые им по селу... можно было бы их готовить, обучать, мы бы нашли выход из этого положения, - но нет ориентировки на эти профессии среди родителей и молодежи."
Прогнозы Манчука больше напоминаю прожекты Манилова. Какой, к черту, промышленный пролетариат, когда чеченцы, не знавшие угнетения, не готовы стать пролетариями. Никому не нужны пролетарии, живущие по законам кровной мести. Не бывает таких пролетариев. Никто не будет в массовом порядке эксплуатировать как промышленных пролетариев чеченских мужчин-войнов, когда на рынке труда полно украинцев, русских, таджиков, узбеков. Более того, если в Грозном и будет подниматься какая-то промышленность (что вряд ли), то там будет работать завозной пролетариат.
Никакого, сколь либо массового чеченского промышленного пролетариата в обозримой перспективе не будет. Как общественное явление чеченский промышленный пролетариат в обозримой перспективе невозможен. Там будет консервация родо-племенных отношений, которые будут потихоньку подтачиваться рыночной торговлей и разложением чеченской диаспоры в России. Первые чеченские промышленные рабочие появятся не в Чечне, а в Москве.
Послушать Манчука, так чеченцы сплошь ангелы не в пример русским, массово зараженным расизмом и кавказофобией. Манчук пишет: "Патриотически настроенный российский обыватель склонен видеть в них нацию преступников и террористов, зачинщиков и продолжателей нынешней кавказской войны - тех самых "диких" и "хищников", какими рисовала их пропаганда романовского царизма. Чеченцами пугают, к ним относятся с предубеждением - между тем, в своем большинстве это порядочные и мужественные люди."
Порядочные и мужественные - очень емкая и чрезвычайно глубокая характеристика. Надо полагать, Манчук догадывается, что в обществе, где существует кровная месть и развитые родо-племенные отношения, понятие порядочности, да и мужества, сильно отличается от понятия порядочности, существующего в нашем мире. Например, чеченец запросто может принять девушку в брюках и с сигаретой за непорядочную, а иной раз и поступить с ней, как поступают с непорядочными девушками. Совершенно по разному мы понимаем и мужественность. Чеченцу по законам его родового общества необходимо все время демонстрировать свою мужественность и воинственность, ведь при родовом строе каждый мужчина - воин и это нужно подтверждать, этому нужно соответствовать. Стоит ли объяснять, что такое поведение может показаться, мягко говоря, диковатым среднему жителю российского мегаполиса, причем, без всякой "романовской пропаганды". Боюсь, что воинственный джигит запросто окажется в глазах обывателя тем самым "диким хищником". И думаю, что у обывателя есть полное право именно так его и воспринять. А как иначе? Так что порядочность и мужественность чеченцы и жители российских городов понимают совершенно по-разному. От чеченской мужественности и порядочности российскому жителю одни неприятности и неудобства, потому что порядочность и мужественность у чеченца из такого древнего времени, что как их пристроить к современной жизни, совершенно непонятно.
Чеченец совершенно неизбежно представляется русскому диким. Ведь он со своей кровной местью, со своими тейповыми порядками, со знанием родословной до 12 колена (Иса родил Мусу, Муса родил Идриса, Идрис родил Ваху, Ваха родил....), с родовыми кладбищами, на которые родственники везут хоронить умерших чеченцев хоть из Владивостока, и есть дикий человек. Чеченец не кажется диким, он и есть дикий. Вот в чем дело. В наших каменных джунглях не меньше дикости, но это другая дикость, понятная современному человеку.
А вот интересный образчик "романовской пропаганды" принадлежащий перу Пушкина:
"Здешняя сторона полна молвой о их злодействах. Почти никакого способа их усмирить, пока их не обезоружат, как обезоружили крымских татар, что чрезвычайно трудно исполнить, по причине господствующих между ними наследственных распрей и мщения крови. Кинжал и шашка суть члены их тела (сейчас автомат Калашникова, как видим, не многое изменилось - Д.Я.), и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. У них убийство - простое телодвижение. Пленников они сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечием, заставляют работать сверх сил, кормят сырым тестом, бьют, когда вздумается, и приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно слово вправе их изрубить своими детскими шашками. Недавно поймали мирного черкеса, выстрелившего в солдата. Он оправдывался тем, что ружье его слишком долго было заряжено. Что делать с таковым народом? (вопрос, решенный Сталиным - Д.Я.)... Влияние роскоши может благоприятствовать их укрощению: самовар был бы важным нововведением" (А.С. Пушкин, Собр. Соч. т. 5, М., 1975).
В последнем предложении Пушкин рассуждает как марксист, видя укрощение чеченцев в распространении роскоши. Конечно, чеченцы с тех времен изменились. В СССР была создана чеченская интеллигенция, но в целом социализм не очень преуспел в разрушении чеченского рода, раз мы и сегодня имеем во многом сходные проблемы.
У Л.Н. Толстого есть замечательные описание терских казаков, которое очень много дает для понимания Кавказа и для понимания отношения кавказцев, к которым Толстой с полным основанием относил и казаков, к русским:
"Живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и усвоили себе обычаи, образ жизни и нравы горцев; но удержали и там во всей прежней чистоте русский язык и старую веру... Еще до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими, и любовь к свободе, праздности, грабежу и войне составляет главные черты их характера... Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата. Собственно русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо.... Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу. Лучшее оружие добывается от горца, лучшие лошади покупаются и крадутся у них же. (Л.Н. Толстой, Собр.соч. в 14 т., т.3, М., 1952)
Для привыкшего к свободе, войне и грабежу не знавшего угнетения горца, русский мужик "дикое и презренное существо". И это вполне понятное и естественное чувство. Примерно так чеченцы и сегодня относятся к русским. Если с дикостью казаков покончить успели, то на перевоспитание чеченцев у советской власти не хватило времени. Впрочем, если бы не хрущевская контрреволюция в национальном вопросе, то вопрос непременно был бы решен.
Чечня - страна воинов, любящих войну и разбой. Война и разбой - это, вообще, естественное состояние распадающегося родового общества. Их даже обвинять в этом глупо. Если чеченское общество предоставить самому себе, то оно будет заниматься только тем, чем оно может заниматься в своем сегодняшнем состоянии, а именно войной, грабежом и разбоем. Не случайно, между прочим, на вопрос Сергея Киричука чеченскому легализованному боевику, а кем бы он хотел быть в мирное время, тот ничего не ответил. Этого человека, сросшегося с автоматом, вообще трудно представить в мирном времени. Оно ему и не нужно. В условиях, когда российская армия его "замирила" он стал милиционером, или легальным боевиком. Если власть ослабнет, он в составе какой-нибудь лихой банды будет добывать себе на жизнь, как "настоящий мужчина", грабежом и разбоем соседних народностей. И, кстати, в глазах соплеменников он не будет грабителем и разбойником, а будет храбрым и удачливым воином. Все, между прочим, так и было с 91 по 99 годы. С точки зрения любящего свободу настоящего мужчины, да еще не знавшего угнетения баев, жизнь разбойника более достойна, чем жизнь какого-то наемного раба. И отчасти он прав. Из удачливых чеченских разбойников сформировалась чеченская буржуазия, которая уже не разбойничает в прямом понимании этого слова, а зарабатывает по капиталистически, эксплуатируя рабочую силу, только, конечно, не чеченскую.
В своем желании представить чеченцев благородными рыцарями Манчук напоминает маленького ребенка, для которого существует только его личное "хочу, чтобы было так". Иначе как объяснить следующую фразу, написанную Манчуком: "чеченцы могут быть более толерантными, нежели огромные массы населения российских городов, пораженные кавказофобией и расизмом". Воистину, какая-то детская наивность и простота.
Чеченцы могут быть толерантными, а могут и не быть. У чеченской толерантности есть своя жутковатая статистика - это цифры русского геноцида. Манчуку даже в голову не пришло, что ставить чеченцев в пример "населению российских городов пораженному кавказофобией и расизмом" не совсем уместно на фоне этнических чисток, превративших еще недавно многонациональную республику в исключительно моноэтническую территорию. Ась, что вы там, товарищ Манчук, про толерантность говорите? Не дай бог население российских городов действительно воспользуется Вашим советом и начнет учиться толерантности у чеченцев. Впрочем, не воспользуется, так как терпеливее и толерантнее русского населения и придумать сложно. Манчук может себе представить, чтобы в украинское село приехала большая чеченская семья (в нашем понимании несколько семей), занялась бизнесом, построила лучший дом, наняла бы за дарма местных пастухов, и вообще, стала бы местной "элитой"? Уверен, что толерантности украинских крестьян не хватит, чтобы вытерпеть подобное "хамство", а в России - пожалуйста. Сплошь и рядом. Так что, товарищ Манчук, озаботьтесь-ка вы лучше толерантностью своих земляков. По-моему, у них с этим гораздо хуже.
От отдельных пассажей товарища Манчука просто челюсть отпадает: позвольте это как, вы понимаете, что говорите? Но увлеченный Манчук уже ничего не понимает, здесь только детское "я хочу". Манчук пишет:
"Вместе с тем, не существует никаких поводов для искусственной идеализации национальных отношений в Чеченской республике. В начале 90-х годов здесь были отмечены типичные для этого времени факты дискриминации некоренного населения, которые в той или иной степени имели место в Закавказье, Средней Азии, Прибалтике, Молдове, и других областях погибающего СССР. Эти преследования в особенности отразились на Грозном - крупном, интернациональном по своему национальному составу промышленном центре, который еще в довоенный период потерял большинство своего нечеченского населения - в том числе, значительную часть промышленных рабочих ... Эти вспышки чеченского национализма были лицемерно использованы в качестве предлога к военному вторжению в Чечню и началу первой чеченской войны. Тогда же был задействован миф о тотальной криминализации Чечни - явный наговор на республику..."
То есть, чеченцы люди толерантные, но в 90-е годы были отдельные факты дискриминации некоренного населения. Это кто же не коренной? Факты дискриминации, как Манчук обтекаемо называет геноцид, были как раз по отношению к самому, что ни на есть коренному населению. В Грозном и северных станицах русские и казаки - настоящее коренное население, которое было уничтожено и изгнано. Когда у вас забирают дом, а сопротивляющихся убивают - это не дискриминация. Когда за 10 лет от 350-тысячного русского населения никого не остается - это не дискриминация. Как, товарищ Манчук, вам не кажется, что вы как-то уж через чур либеральны по отношению к чеченским националистам? Ничего себе "вспышка чеченского национализма"? Так бывает, немного вспыхнуло. А подлые русские лицемерно использовали эту небольшую "вспышечку" для вторжения в гордую независимую Чечню. На самом деле преступление российской власти не в том, что она начала войну с бандитским режимом, а в том, что она допустила его появление, в том, что отдали бандитам в заложники сотни тысяч человек, в том, что позволили Чечне скатиться в глубокое средневековье. Вот в чем преступление.
У Манчука тотально во всем виноваты русские и только русские. Они разрушили цветущий город, они подорвали памятник Ленину, они вообще поголовно расисты и им нужно учиться толерантности у чеченцев, они и только они виноваты в войне, никакие другие империалисты кроме русских эту войну не разжигали. Последнее особенно занимательно. Виноваты только русские, а большие империалисты не при чем. Спросите, как это не при чем, откуда у Манчука такая информация, когда известно, что Кавказ всегда был в перекрестии различных империалистических интересов, когда известно, что Каспий объявлен "зоной жизненных интересов" США, когда в Грузии чеченские базы находятся где-то по соседству с американским спецназом, когда масхадовских бандитов принимают в Госдепе и Совете Европы, как это империализм не при чем? Откуда тогда в Чечне появилась армия вторжения в Дагестан, кто оплачивал удуговскую пропаганду, согласно которой чеченцы должны были освободить Кавказ от неверных и создать Великую Ичкерию от Каспия до Черного моря? Естественно, как и в 19 веке, чеченцев использовали против России с целью вытеснить ее с Кавказа, а особенно с Каспия. Все это очевидно любому человеку, который хоть чуть-чуть понимает в политике. И те, кто использовал чеченцев, кто превратил их в ударную колонну, кто отправил их в Дагестан - вот виновники войны и современной трагедии чеченского народа. Но Манчук не хочет ничего этого знать, он хочет, чтобы во всем была виновата Россия: "Американский и российский империализм по-своему заинтересованы и участвуют в этом страшном конфликте, однако, он был организован, а затем управляем по инициативе и под контролем российской стороны. Чеченский народ стал жертвой великодержавной политики российских властей и родственного ей национализма собственной буржуазной верхушки, который умело использовала в своих целях российская буржуазия."
Однако, в статье о барде Тимуре Муцураеве Манчук вспоминает о вторжении в Дагестан, которое должно было освободить Кавказ от неверных: "Тимур, участник дагестанского похода басаевцев стал буревестником войны, которая должна была распространиться из его стихов, окатив мир очищающей "волной джихада". В четырех своих песнях он брал Иерусалим, - в итоге был взят и вновь разрушен Грозный" Так может все-таки все эти муцураевы имеют хотя бы некоторое отношение к происходящей трагедии? Какого черта они поперлись в Дагестан? Только не надо говорить о ФСБ. Они бы пошли туда и без ФСБ. Десять лет оголтелой русофобской пропаганды, десять лет разговоров о "великой Ичкерии". Самое большое, что могло сделать ФСБ, это спровоцировать боевиков на преждевременный удар, но большая война чеченской армии с Россией была неизбежна и нападающей стороной была именно чеченская армия.
Всем известна идеология независимой Ичкерии: построение иммамата от Каспия до Черного моря, освобождение Кавказа от неверных. Всем известно, что в целях построения иммамата в Чечне была создана целая армия. Всем все известно, здесь нет ничего нового. И всем понятно, что за всем этим националистически - клирикальным безумием стоял большой империализм. Но Манчук не видит, не хочет видеть. Во всем виноват российский империализм, великодержавная политика. Манчуку даже в голову не приходит, что никакого российского империализма и великодержавной политики в 90-е годы и близко быть не могло. Российский империализм только-только формируется - это слабый, едва живой младенец, который имеет куда больше шансов загнуться, чем встать на ноги. Собственно российского империализма нет до сих пор.
Также наивно, по детски Манчук пытается доказать, что чеченцы чуть ли не рождаются сторонниками коммунистов. Мол, в 18 году были очень теплые отношения с советской властью. Отчего и почему они потом испортились, Манчук не пишет. На самом деле здесь тоже все и хорошо известно. С самого начала 20-х годов начинается бесконечная череда бандитизма, восстаний, набегов и грабежей. Советский период истории чеченцев - это история борьбы с советской властью и социализмом. Сейчас уже опубликованы архивные документы, показывающие, что Красная армия в 20-х годах действовала в Чечне методами Ермолова: брала заложников, применяла коллективную ответственность, т.е. действовала так, как принято действовать на Кавказа, говорила на том языке, который там понимают.
Капитализм по- своему чеченский вопрос уже решил: Чечня замирена и отдана под контроль самой сильной местной банде, которая присягнула на верность России. Присяга эта, безусловно, будет соблюдаться, пока в Чечне стоят войска, поэтому пусть стоят, их выход будет означать новый разгул бандитизма - это в лучшем случае. В худшем, там опять появится армия, готовая воевать за "великую Ичкерию" от моря до моря.
Появление местного рабочего класса может быть связанно только с возвращением в Чечню русского населения, для чего опять-таки там должны оставаться войска. Возможно, если будет восстанавливаться промышленность, то в ряды завезенного рабочего класса будут вливаться отдельные чеченцы из тех, кто не вписался в легализованные банды.
В любом случае, чеченская проблема еще будет стоять и перед будущим социалистическим правительством.

Tags: кавказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments