Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Categories:

Алексей Чадаев, как Васисуалий Лоханкин или очередной карлик, примеряющий себя к Ленину

Прочитал тут текст Чадаева ([info]chadayev ), посвященный взаимоотношениям в треугольнике Ленин — Сталин — Троцкий и ясно увидел, как сквозь внешнюю оболочку Алексея Чадаева пробивается Васисуалий Лоханкин. 

О Ленине Чадаев пишет:

«Психологически мне ближе всего, конечно же, Ленин; но он же и есть для меня главная загадка. Случай Ленина - это “не по правилам”; в России “так не бывает”. Ленин ведь на протяжении почти всей своей жизни - не более чем “оппозиционный интеллектуал”, журналист, публицист и пропагандист в лучшем случае. “Серьёзные люди”, в русском смысле слова, таких персонажей всегда числили за второй сорт».

 

Здесь весь Чадаев, как на ладони. Смотрит Чадаев на Ленина и на себя. И, естественно, находит себя ничуть не хуже. Ведь Ленин даже и «мыслитель не первой линии с его провинциальным изводом русского марксизма». Надо понимать, что сам Чадаев, как мыслитель покруче будет. Понятно, что из самой первой линии. И все-таки он Чадаев обречен всегда быть персонажем второго сорта у власть имущих, а Ленин смог сам стать властью. Обидно и не справедливо. Почему Чадаев обречен на «сложные перипетии жизни вечного референта вице-президента по развитию фирм с длинными аббревиатурами в названиях»?

И все-таки Чадаев еще надеется, что и у него что-нибудь получится. Для этого он даже взял «урок» у Ленина:

«В общем, главный ленинский урок - идеология может превратиться из средства “влияния” в средство власти; но для этого идеолог должен быть способен работать не в “чистом” пространстве идей, а на стыке с политической и аппаратной конъюнктурой. Всё время включать эти контексты, заставлять их “играть” в поле идей. Но, разумеется, всё это работает лишь в той мере, в какой мощна и дееспособна идеократия - базовое условие успешности власти идеолога. Поэтому сама по себе идеология на этапе борьбы за власть может сколь угодно гибко подстраиваться под конъюнктуру - главное, чтобы она при этом работала за создание и закрепление режима идеократии. То есть неважно, что именно говорят правящие - важно, чтобы они при этом приучались к доктринально-оформленной мысли как к формату».
 
Короче, Лохан Чадаев полагает, что ему, как амбициозному интеллектуалу и мыслителю первого ряда для успеха нужно добавить аппаратно-конъюнктурной беспринципности и способствовать режиму идеократии, т.е. системы всеобщего преклонения перед узкой группой избранных умников, среди которых, понятное дело, он засияет звездой первой величины. Чадаев, вынужденный всю жизнь обслуживать власть и деньги, по вечерам тихонько мечтает, что однажды все перевернется. Ведь у Ленина же получилось.

Разочаруем Чадаева. Случай Ленина не имеет к нему никакого отношения. Секрет ленинского успеха совсем в другом. Власть сама по себе никогда не была самоцелью Ленина и он никогда «на этапе борьбы за власть не подстраивался под конъюнктуру». Увы, но в данном случае Чадаев (в целом человек неплохой) просто очередной пошляк и карлик, пытающийся измерять Ленина своей мерой.

Ленин проходит по разряду великих людей, а потому чтобы понять уроки Ленина нужен не Чадаев, а Гегель. Вот, что писал Гегель о великих людях или всемирно-исторических личностях:

 «Таковы великие люди в истории, личные частные цели которых содержат в себе тот субстанциональный элемент, который составляет волю мирового духа. Их следует называть героями, поскольку они черпали свои цели и свое признание не просто из спокойного, упорядочного, освященного существующею системою хода вещей, а из источника, содержание которого было скрыто и не доразвилось до наличного бытия; из внутреннего духа, который еще находится под землей и стучится во внешний мир, как в скорлупу, разбивая ее, так как этот дух является иным ядром, а не ядром заключенным в этой оболочке... Их дело было знать это всеобщее, необходимую ближайшую ступень в развитии их мира, сделать ее своей целью и вложить в ее осуществление свою энергию. Поэтому всемирно-исторических  людей, героев какой-нибудь эпохи, следует признать проницательными людьми; их действия, их речи — лучшее в данное время».

Ленин страстно служил истине, служил необходимости, которая должна была свершиться, поэтому и победил. А карлик Чадаев может сколь угодно конъюнктурно вертеть задницей, и интеллектуально массонить в пользу «режима идеократии», и все равно всегда останется «персонажем второго сорта».
 

Tags: жизненное, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments