yakushef

Categories:

Переписка с Алексеем Сафроновым по вопросам плановой экономики

Ниже ответ Алексея Сафронова на видеоролик и мои соображения по поводу этого ответа

Добрый вечер! Мне немного непривычен формат видеокритики, но видимо это общий тренд на видеоблоги вместо обычной переписки.

Во-первых спасибо.

Во-вторых, я говорю о стоимостных показателях не потому, что очень люблю их, а потому, что вижу проблемы с попытками заменить их чем-либо.
Вы справедливо пишете, что в нетоварной плановой экономике они не нужны.
Проблема в том, что этого уровня единства реальная советская экономика никогда не достигала.
Мне в своё время помогла вот эта статья Ильенкова, где он пишет, что товарность, которая в советской экономике является просто фактом, означает, что предприятия, пусть даже огосударствленные и имеющие одного собственника, относятся друг к другу как хозяйственно независимые единицы. http://workersparty-ioc.net/…/kapital_kmarksa_i_pr…/2-1-0-22

Соответственно пока эта разъединенность сохраняется, сохраняется и товарность, и некие стоимостные категории, т.к. труд коллектива не становится "автоматически" непосредственно-общественным трудом.
Собственно, именно из-за этого я вижу некоторые проблемы с вашей идеей ориентировать предприятия на снижение затрат труда.
Точно также, как при ориентации на стоимостные показатели предприятия будут стараться делать что-то подороже и попроще, так при замене денежных показателей натуральными они тоже будут стараться делать что-то попроще, полегче.
Вы пойдёте стричься в парикмахерскую, которая работает под лозунгом "тратим на вас меньше всего труда!"?
Любое снижение начинается с некоего уровня, либо доставшегося от капиталистического прошлого, когда он был определен рынком (те самые общественно необходимые затраты), либо если речь о производстве какой-то новинки - установленного по итогам какого-то нормировочного расчёта.
В любом таком расчёте всегда есть элемент волюнтаризма.
Как предприятия вышибали себе цены повыше на "новинки", так они будут вышибать себе побольше норматив трудозатрат (чтоб потом его было проще снижать).
В итоге у вас снова появляются "выгодные" и "невыгодные" товары, пардон блага.
Чтоб система работала без перекосов, надо или иметь идеальные цены (а в вашем примере - трудовые нормы), или все-таки контролировать не затраты (неважно, денежные или натуральные), а результаты, т.е. потребительские стоимости, т.е. что производится именно то, что нужно.
Т.е. развивать натуральный учёт потребностей и произведенного, налаживая прямой продуктообмен.
В реальной советской экономике до такого не дошли, т.к. это очень сложная технически задача, которую без компов и развитого учёта потребностей не решить. Сейчас, думаю, она технически решаема.
Что до директивного повышения эффективности, то в реальном СССР оно решалось грубо, но на мой взгляд достаточно эффективно: предприятию просто снижали отпускные цены, и оно либо становилось убыточным, либо было вынуждено повышать эффективность работы и экономить ресурсы. Можно также директивно снижать предельно допустимые затраты труда - это в каком-то смысле без разницы, только затраты труда контролировать сложнее.
Но сам по себе переход от стоимостного учёта к учету трудозатрат не решит проблему производства именно того, что нужно обществу.
Потому что и потраченные деньги, и потраченное время - это учёт затрат, а обществу нужны не столько затраты, сколько результаты, потребительские стоимости.
Поэтому я скорее вижу путь в углублении номенклатуры планируемых "в натуре" товаров. Конечно, чтобы знать, во что обществу обходится их производство, нужны нормативы расхода ресурсов и директивное их снижение. Но эти нормативы могут быть как денежными, так и натуральными.

Некоторые соображения на ответ Алексея Сафронова

Алексей Сафронов оперативно откликнулся на мою видеореплику, за что ему большое спасибо. В свою очередь полагаю, что могу коротко прокомментировать его ответ, на этот раз в виде текста. Конечно, с моей стороны речь не идет о полноценной научной дискуссии, для которой сейчас нет объективной возможности, и которая едва ли будет сегодня востребована. Всё что будет ниже - просто некоторые соображения.

На мой взгляд, изучение советской экономики должно иметь целью организацию планового хозяйства в будущем. Таким образом, плановое хозяйство нам нужно примерять к тому уровню развития производительных сил, которое достигнуто человечеством на данный момент. А здесь мы ушли далеко вперед по сравнению с советскими временами, особенно в области вычислительной техники, роботов и всего, что с этим связано.

Теперь собственно к стоимостным и натуральным показателям, а так же к производству необходимой номенклатуры «товаров», которые, конечно, политэкономически уже не товары, а продукты, так как производятся не обособленными предприятиями на рынок, где они должны быть проданы, а единым хозяйством с целью последующего распределения. И тут показатели, по которым оценивается предприятие, получают ключевое значение, в том числе, и для производства необходимой номенклатуры потребительских стоимостей.

В той же статье Ильенкова, на которую ссылает Алексей Сафронов читаем:

«Условием, без которого вообще невозможно (а потому и немыслимо) превращение продукта труда в товар, т. е. в стоимость, является, согласно Марксу, та или иная форма или степень независимости друг от друга отдельных звеньев общественно-разделенного труда, отдельных («частных») работ. Нет этого условия – нет и товара, нет и стоимости.»

Нет товара, нет и стоимости, но Алексей Сафронов почему -то считает, что нам ещё будут нужны стоимостные показатели для определения эффективности предприятия. Не могу с этим согласиться, как и не могу согласиться, что стоимостные показатели могут играть ту же роль, что и натуральные, только будут боле удобными.

Ленин, как известно, сравнивал плановое хозяйство с одной фабрикой, внутри которой никаких товарных отношений между цехами не возникает. При этом, понятно, что каждый участок должен стремиться снижать затраты (если только вы не работает по заказу министерства обороны или чего-то подобного. В этом случае затраты будут специально увеличиваться, чтобы обосновать более высокую цену продукции). Если вы будете пытаться измерять эффективность отдельных звеньев народного хозяйства (единой фабрики) стоимостными показателями вы неминуемо получите гонку за более высокой ценой, а значит экономику умышленного увеличения затрат. Цена устанавливается специальными органами, а значит предприятия (цеха фабрики) будут все время показывать затраты, чтобы получить от регулирующего органа большую цену. Единая фабрика развалилась бы на цеха и работать не смогла, если бы капиталист оценивал эффективность цехов стоимостными показателями. Аналогично и с плановой экономикой.

Далее. Используя стоимостные показатели вам также придется иметь странную «денежную» систему, в которой будут счетные «деньги» (при помощи, которых вы будете пытаться определять эффективность) и не связанные с ними зарплатные, которые нужно балансировать с общим производством предметов личного потребления. Используя стоимостные показатели, вы будете искусственно создавать обособленного производителя, который должен производить товары на рынок. Возникнет противоречие между интересами предприятия и интересами общества, что мы уже проходили в СССР. Что такое прибыль предприятия в этом случае, вообще, не понятно. И предприятие, естественно, будет пытаться сделать эту прибыли настоящей, а для этого оно должно стать обособленным.
Пример с парикмахерской остроумный, но не более. Значительную часть сферы услуг можно, вообще, вывести из централизованного планирования и устроить там что-то вроде «рынка», но без денег, капитала и наемного труда. Речь идет об индивидуальной трудовой деятельности. Принцип здесь такой. Есть общественное производство и каждый, кто делает свой вклад в него, получает право на часть общественного продукта. Это право фиксируется в каких-то единицах. Допустим, вы работает на общественном предприятии, и имеете право на продукт равный 100 баллов. У вас есть сын двоечник, вы пригласили к нему репетитора по математике и за услуги передали репетитору часть своего права на долю в общественном продукте равную, к примеру, 1 баллу. Тот же принцип может быть и с парикмахерскими, кафе, ателье. Разница от капитализма в том, что никто не может вложить капитал, чтобы снять помещение, купить оборудование и нанять парикмахеров. Желающие заниматься подобной деятельностью получают все необходимое от местного органа власти (от общества) и занимаются оказанием услуг. Естественно, люди идут к тому, кто стрижет лучше, а не к тому, кто экономит на вас свое время. Здесь имеет место прямой обмен деятельностью, который никоим образом не возрождает капитализм или товарные отношения. Вы можете получить услугу только в том случае, если сами вложили свой труд и у вас есть право на долю в общественном продукте, часть которой вы можете передать. При этом нужно только следить, чтобы у оказывающих услуги не скапливалось слишком большого права на долю в общественном продукте, которую они не смогут потребить. Впрочем, последнее тоже не так страшно. Если остается не востребованный продукт, то он может распределяться без всяких баллов. Тогда получится, что сфера услуг, не использовав баллы, просто вернула их в систему потребления.

Теперь к «самой большой проблеме». При капитализме общественно необходимые затраты, общественно необходимое время определяется рынком. Непонимание, как определить общественно необходимые затраты в плановой экономике и толкает стоимостным показателям. Только в реальности в отсутствии рынка и конкуренции они ничего не показывают или показывают прямо обратное.
Сам Алексей Сафронов пишет: «Точно также, как при ориентации на стоимостные показатели предприятия будут стараться делать что-то подороже и попроще, так при замене денежных показателей натуральными они тоже будут стараться делать что-то попроще, полегче.»

На самом деле, при условии сохранения качества продукции - это почти то, что и нужно. Делать «попроще и полегче», значит с меньшими затратами.

Алексей Сафронов видит выход в директивном снижении затрат: «Конечно, чтобы знать, во что обществу обходится их производство, нужны нормативы расхода ресурсов и директивное их снижение. Но эти нормативы могут быть как денежными, так и натуральными».

Денежными они быть не могут, потому что у вас больше нет ни товаров, ни стоимости, ни соответственно денег. Что касается определения общественно необходимых затрат в натуральных показателях, то, боюсь, что здесь директивы не помогут, а нужно что-то более объективное. Искомые общественно необходимые нормы можно определять через организацию соревнования по следующим принципам. Необходима группировка предприятий по степени сравнимости. Создание премиального фонда, когда занявший более высокое место получает право на большую долю в общественном продукте (речь идет, конечно, только о предметах личного потребления). Соответственно известны размеры выигрыша, но не известно, кто выиграет. И самое важное формирование натуральных оценочных показателей, по которым будет определяться победитель. Среди таких оценочных показателей очевидно должны быть снижение трудозатрат, качество, экономия сырья и материалов, предпочтение потребителей, номенклатура и введение новинок. В рамках общих лимитов предприятия должно иметь возможность для внедрения новинок и расширения номенклатуры. Такое соревнование должно быть чем-то вроде искусственной конкуренции, с той существенной разницей, что проигравший не вылетает из жизни, не лишается средств к существованию и имеет возможность отыграться на следующем цикле игры. Работа лучших предприятий и будем вам показывать объективно общественно необходимые затраты. Не нужно никакого волюнтаризма и директив.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded