Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Паралич капитализма, как главный итог 2008 года. Станет ли 2009 год началом новой эры?

Паралич, разбивший мировую капиталистическую систему - это, безусловно, главное событие 2008 года, затмевающее и пятидневную войну на Кавказе, и победу чернокожего кандидата на выборах президента США. Кризис наступил неожиданно даже для тех, кто его ждал и предсказывал. Огромный монстр мирового рынка, уже более ста лет заправляющий на нашей планете, победивший социализм и казалось бы излучавший силу и здоровье, вдруг в миг рухнул и лежит без движения. Паралич практически полный. Правда монстр пока еще дышит и вращает зрачками.

По телу чудища ползают изумленные люди. Капиталисты, прислуживавшие монстру и неплохо устроившиеся при его власти, пока еще бодрятся, успокаивают друг друга и грозят пальчиком народам, чтобы те и не надеялись, что жизнь теперь изменится. Мол, сохраняйте спокойствие, граждане, чудовище сейчас обязательно поднимется и все будет как всегда. Между тем, само чудовище очевидно вставать не собирается и даже наоборот, теряет последние признаки жизни. Вот уже и зрачки  не вращаются и конечности коченеют.

 

Рискну предположить, что капитализм, как система способная к росту и саморазвитию, таки умер. Взял и представился. Фаза роста не наступит больше никогда. Это, конечно, только предположение, но все-таки мне представляется, что у этого предположения есть заслуживающее внимания обоснование.

Во-первых, созданы столь мощные производительные силы, которые способны почти моментально и с избытком закрывать любую потребность, т.е. любой появляющийся платежеспособный спрос. Это значит, что капиталы просто невозможно вложить с ростом. Ставки  центробанков ведущих держав стремятся к нолю, а в Японии уже достигли ноля. В США, Европе, России учетная ставка меньше инфляции. То есть отдавать нужно меньше, чем берешь. И все равно не помогает. Капиталы больше не растут. Открытая Марксом тенденция уменьшения нормы прибыли таки дошла до точки, когда получение прибыли на капитал становится практически невозможным. Все баста. Капитализм догнал сам себя до своего конца.

Во-вторых, экономический рост последних лет, стоял на увеличении долга США и на массовом потребительском кредите. В настоящее время эти ресурсы роста полностью исчерпаны. Покупателей больше нет. Они уже и так все в долгах. Капитализм высосал из будущего всю «ликвидность». Резервов, которые можно было бы бросить в топку капиталистического роста больше нет.

Но разбитый параличом капитализм еще более опасен для мира, так как способен утянуть его за собой в могилу. Уже очевидно, что в 2009 году падение производства в России  составит от 20 до 50 процентов, а может даже и больше. А это значит, что речь идет о настоящей социально-экономической катастрофе. Без всякого преувеличения.

Причем ситуация будет даже значительно хуже, чем в 90-х годах, так как сегодня в условиях глобального кризиса перепроизводства людям теряющим работу будет невозможно уйти в малый бизнес или розничную торговлю на рынках. Эти сектора сегодня тоже забиты и будут сокращаться.

Перед миллионами людей уже завтра в полный рост встанет вопрос, где взять еду. Буржуазное государство на этот вопрос отвечает цинично: ищите работу, доказывайте свою конкурентно способность. Только доказывай не доказывай, а рабочих мест все равно  на всех нет. Заводы встали, офисы сокращают.

Таким образом речь идет о голоде, не мифическом северокорейском, а настоящем цивилизованном европейском. В КНДР, кстати, никакого голода нет и не было. Там никто не остается один на один с вопросом, где взять еду. Социализм, какой бы несовершенный он ни был, все-таки стоит на солидарном принципе "один за всех и все за одного". Все, имеющиеся в наличие продовольствие, распределяется более менее справедливо между всеми членами общества. Северокорейским магазинам, конечно, далеко до буржуазных супермаркетов, только, что с них толку для тех, кто лишился работы и не может в условиях кризиса найти себе новую.

Итак, катастрофа надвигается неумолимо. Катастрофа же требует чрезвычайных экстренных мер в экономической политике. Действия правительства с его помощью 295 предприятиям — это все как мертвому припарки. Даже, если "жигули" бесплатно возить на Дальний Восток, то сегодня их там все равно уже никто не купит. Потому как и там тоже уже нет покупателей. Какие же меры необходимы в условиях экономической катастрофы? Мы ответим на этот вопрос, но сначала еще раз о кризисе.

Экономический кризис показал, что он сильнее сильных мира сего. Сильнее правительств, банкиров, экономических гуру. С ним никто ничего не может поделать. Он подобен природному бедствию. Но, что это значит, почему люди бессильны перед кризисом? Ведь казалось бы экономика - это не природа, здесь все должно быть во власти человека. Оказывается нет.

Капиталистическая экономика так устроена, что порождаемые ей общественные отношения господствуют над людьми, как внешние непреодолимые обстоятельства. Здесь уже не люди управляют вещами, как должно было бы быть, а вещи людьми. "Невидимая рука рынка" стоит над человеком и диктует ему модель поведения. Это прямое следствие капиталистической анархии производства, когда каждый частный собственник производит товар или вкладывает капитал на свой страх и риск, руководствуясь экономической конъюнктурой. Капиталы шарахаются из отрасли в отрасль в погоне за более высокой доходностью, которая между тем постоянно ускользает от них. В результате такой безумной слепой гонки в системе накапливаются диспропорции: между различными отраслями, между производством и потреблением, которые и приводят к разрушительным кризисам.

В крупных корпорациях, конечно, существует масштабное планирование, охватывающее часто почти всю отрасль, но вот единого планирования в рамках общества, без которого анархия производства непреодолима, нет и быть при капитализме не может. На пути организации такого планирования стоит частная собственность.

Кризис – это результат ориентации общественного по своему характеру производства не на общественные, а на частнособственнические интересы.

Отсюда вытекает и характер чрезвычайных экстренных мер, которые должны быть предприняты для преодоления социально-экономической катастрофы. Сегодня нужно вытащить частного собственника из экономики и дать ей развиваться не отвлекаясь на его интересы.

После того, как частный собственник будет изъят станет возможным организовать всю производственную деятельность в масштабах страны по принципу одной фабрики. В этой системе между металлургами, машиностроителями, конечными потребителями не будет стоять рынок с частным собственником. Производство и потребление примут непосредственно общественный характер. Комбайны и трактора с "Россельмаша" должны идти сельским производителям, в свою очередь на "Россельмаш" должны поступать все необходимые материалы и так по всей производственно-потребительской цепочке. Не надо, ни денег, ни кредитов, ведь все происходит в рамках по сути одного собственника. Сначала этим единственным собственником выступает государство. Но в условиях, когда других собственников нет и промышленность работает на удовлетворение потребностей общества, государственная собственность естественным образом превращается в общенародную.

Государственная собственность является разновидностью частной лишь в системе, где есть другие собственники. Если государство берет под свой контроль все средства производства и остается единственным собственником, то частная собственность исчезает, потому что частная собственность - это не вещь, а отношение, возникающее, когда обособленные товаропроизводители (люди) общаются между собой по средствам рынка. 

Но вернемся к нашим чрезвычайным мерам. Как можно было бы вытащить частного собственника из экономики? Теоретически в условиях кризиса, учитывая, что реальных частных собственников сейчас немного, это не так уж и трудно сделать.

В общих чертах, антикризисная программа должна выглядеть примерно так.

1. В каждой отрасли определяются все крупные системообразующие предприятия и государство берет их в непосредственное управление. Банки полностью переходят под контроль государства и сливаются в один госбанк. Сделать это опять-таки не очень сложно, так как в каждой отрасли доминируют лишь несколько крупных предприятий.

2. Создается Комитет управления экономикой, в рамках которого формируются отраслевые управления. Таким образом, управления организуют работу отдельных отраслей, а на уровне Комитета осуществляется межотраслевая координация. К примеру, все торговые сети попадают в Управление торговли. Перед ними ставится задача оптимизации торговой сети с точки зрения организации наиболее эффективного снабжения населения необходимыми предметами потребления.

3. Взаимодействие между предприятиями осуществляется на плановой, а не товарно-денежной основе. Комитет управления экономикой обеспечивает движение средств производства и сырья между предприятиями по единому плану.

4. Продукты личного потребления распределяются среди населения через торговые сети на нетоварной основе. Для этого необходимо в кратчайший срок провести учет всего населения и распределить среди него документы (именные пластиковые карточки), на которых будет записано право на получение предметов потребления. Сделать это не трудно, так как все население сейчас и так неплохо учтено и пересчитано. 

5. Сумма «цен» на продукты личного потребления должна соответствовать сумме выданной населению в качестве «зарплаты», чтобы избежать необеспеченного спроса. Продукты и услуги, потребность в которых удовлетворена полностью могут распределяться «бесплатно», т.е. без каких-либо ограничений. Уже сейчас такой услугой мог бы быть общественный транспорт. «Цены» и «зарплаты» употреблены в кавычках, так как их экономическое содержание полностью меняется. Они уже не являются денежным выражением стоимости товара, в том числе рабочей силы, а играют роль инструментов распределения общественного продукта. «Деньги» получаемые работником в виде записи на карточке, а возможно и наличности, по сути уж не «деньги». Они не оборачиваются, не образуют капитала, не являются мерилом стоимости, которой, кстати, больше уже нет. Это именно право на долю в совокупном общественном продукте. Банк становится сберкассой, а также возможно следит за балансом цен и зарплат. Обществом принимается во внимание только потребительская стоимость, т.е. способность вещи удовлетворять, какую-либо потребность и ставится задача по ее производству с минимальными затратами труда. Уже поэтому, кстати, выгоднее возить людей в общественном транспорте бесплатно, так как экономится труд, который должен был бы потрачен на печатание и распространение билетов, производство контролирующих устройств и т.д. 

6. Для реализации данной программы потребуется принятие специального чрезвычайного законодательства. Прежде всего, Комитет управления экономикой должен получить чрезвычайные права. Вплоть до того, что его решения на период чрезвычайного экономического положения будут иметь статус законов. Действие законодательства, обслуживающего интересы частных собственников должно быть в значительной степени приостановлено. Биржи закрываются.

В результате предпринятых мер станет возможным в короткий срок запустить остановившееся производство. Будет преодолено противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения, что откроет возможность для неограниченного развития производительных сил.

А дальше и вовсе открываются самые головокружительные перспективы. Рост качества жизни для всех, при уменьшении рабочего дня. Постепенная замена труда творческой самодеятельностью. Свободное человеческое развитие для всех членов общества. И ведь это совсем не сказка. Все материальные предпосылки для создания подлинно человеческого общества в настоящий момент уже созданы. Поэтому то, что когда-то было утопией сегодня становится насущной необходимостью.

А вот социальная база защитников капитализма будет сжиматься каждый день. Ведь капиталы больше не растут, зато их ест инфляция, чудным образом сосуществующая с дефляцией, девальвация и прочие напасти. Значит с каждым днем ряды буржуазии будут таять. Все больше и больше людей еще вчера считавшихся обеспеченными буржуа, будут вдруг с удивлением обнаруживать себя у разбитого корыта. Можете не сомневаться, что их отношение к существующему строю сразу же начнет резко меняться.

Нет худа без добра. Поэтому и 2009 год несет не только кризис, но и надежду. Следующий год очень сильно изменит всех нас. Мы едва ли избавимся от капитализма, но возможно в 2009 году у нас оформится сила, которая будет способна повести людей к этой цели, чтобы можно было опять произнести «есть такая партия». Вот, о чем мечтается в эти новогодние дни.
 

Tags: кризис, марксизм, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →