yakushef

Category:

Почему спецслужбы и охранители проморгают революцию в России и не только в ней

Вся штука в том, что эти господа обманывают сами себя, искренне полагая, что революция – это всегда заговор врагов. Отсюда методология спецслужб, впрочем, другой у них быть и не может, заключающаяся в просвечивании всех потенциально опасных элементов, отслеживании денежных потоков и в спецоперациях по дезинформации общества, для чего в ФСБ существует целое управление. Действительно, вроде бы всё под контролем и ничего по настоящему опасного для власти организовать невозможно. Они, бедняги, и не подозревают, что никто ничего организовывать не будет. Революция сначала происходит в головах людей. И причина революции в головах не во вражеской пропаганде, а в критическом расхождении старой действительности и назревшей необходимости, т.е. разумности, которая по Гегелю есть подлинная действительность. Причем эту революцию не фиксирует никакая социология. Общество может взорваться даже при достаточно высоких электоральных рейтингах нынешнего президента. Потому что электоральный рейтинг может отражать усталую обреченность части общества, мол, а кого же ещё.

То есть ситуация накануне революция получается такая: спецслужбы все контролируют, правильные пропагандисты мозги промывают, рейтинг вроде бы достаточно высокий, всё как всегда, и можно быть спокойным. Но в это время в мозгах людей вызревает понимание, что так больше жить нельзя, появляется злость и решимость. И это невозможно зафиксировать, как измерять злость и решимость, но от этого изменение сознания людей не перестаёт быть реальностью. Настает момент, когда взрыв становится неизбежным и нужна лишь последняя капля, которой может быть что угодно, даже хамское раскатывание Пугачевой на автомобиле по перрону.

И когда эта капля случается, то наэлектризованное общество мобилизуется с ужасающей для властей быстротой. Идет стремительная самоорганизация, очень быстро появляются палатки, продукты, дружины, вплоть до оружия. Только на этом этапе к революции могут подключиться заинтересованные внешние силы, для которых такое развитие не менее удивительно, чем для местной власти. Впрочем, в случае с Россией эти внешние силы будут не нужны, и, скорее всего, будут отторгаться самими людьми, как это было и в 17-м, когда большевики едва не погибли от обвинений в связях с германским штабом. У революции в России, когда она вспыхнет, будет предостаточно внутренних спонсоров.

Революция всегда начинается с «долой» и «так жить нельзя». Люди выходят не за Навального или кого-то ещё. Но действительно в случае с Россией к власти придут условные «либералы», т.е. политические представители крупного капитала, те люди, на которых этот капитал сделает ставку. Но действующей власти это помочь никак не может, потому что они сами такие же политические представители крупного капитала и рассказы про то, что придут ещё худшие представители уже смешны, и потому что движение идет под общим лозунгом «долой, а там посмотрим». И это правильный, потому что единственно возможный лозунг. Революция сносит то, что мешает развитию, с чем больше невозможно мириться, она не может, и не будет просчитывать всех последствий и возможных сценариев.

Но новая революционная власть слабее предыдущей, общество политизировано и готово действовать, что оставляет возможность для дальнейшего развития революции по линии от умеренных сил к радикальным, которые готовы решительно выполнить её объективные задачи.

Описанное справедливо не только для России, но и для любой другой страны.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded