Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Сурков и «средний класс»


Владислав Сурков на организованном «Единой Россией» форуме «Стратегия — 2020» выступил с очередной шумной политической декларацией. Зам. главы президентской администрации обещал всяческую поддержку среднему классу, который он определили классом гегемоном. При этом он очень нелестно отозвался о миллиардерах:

«Безусловно, бомжи и миллиардеры, и представители других маргинальных групп и меньшинств – тоже наши граждане. Государство, конечно, помнит о них. Но первейшая забота сегодня – средний класс».

Хотя декларация Суркова весьма размыта и бедна содержанием все-таки в ней есть  важный и интересный момент.

 

Средним классом сейчас клянутся все. Но вот выступление Суркова и реакция на него показали, что в российских элитах очень по разному понимают, что такое «средний класс».

Владислав Сурков видит "средний класс" очень широко, включая в него практически всех кроме "бомжей и миллиардеров":

"Собственники обычного жилья, скромных автомобилей, небольших компаний. Врачи, преподаватели и офицеры. Квалифицированные рабочие. Сельские специалисты. Государственные служащие. Офисные работники… Рабочим, офис-менеджерам, малому бизнесу, всем этим, по-обамовски выражаясь, молчаливым героям пока не помог никто… Бедолагам, назанимавшим миллиарды долларов на покупку дутых активов, экстренная помощь уже оказана. Тем, кто занимал тысячи рублей на холодильник, квартиру, образование, на потребление, короче говоря, на жизнь – пока нет".

Таким образом, по Суркову "средний класс" это все, кто так или иначе участвовал в потребительском буме последних лет, т.е. сурковский "средний класс" в значительной степени покрывает пролетариат, исключая разве что гастарбайтеров.

Совсем по другому понимает "средний класс" яркий представитель "бомжей и миллиардеров" Игорь Юргенс, выполнявший роль модератора секции, на которой выступал Сурков. По мнению Юргенса, "средний класс" - это не более 7% населения, т.е. Юргенс понимает "средний класс" значительно уже, включая в него лишь буржуазные слои.

И тут вопрос, какому "среднему классу" собирается помогать государство: большому сурковскому или семипроцентному юргенсовскому? Пока помогают только богатым. Даже и семи процентам перепадает немного. В чем собственно вынужден был признаться Сурков:

"Им – пока – только взвинтили неподъемную ставку по ипотеке. Потребовали – пока – досрочного погашения займа на машину. Перевели на неполную рабочую неделю. И, кажется, собираются уволить. Или уже уволили".

Как-то уж очень не почтительно обращаются с сурковским гегемоном, который по-мнению зам. главы президентской администрации "фактически обрел социальную гегемонию и политическую власть". Но, у гегемона, которого сегодня всячески увольняют и лишают средств к существованию есть еще Путин с Медведевым, которые его не бросят. По этому поводу Сурков заявляет:

"Нужно позаботиться о них. Россия – их страна. Медведев и Путин – их лидеры. И они их в обиду не дадут".

Как же не дадут, когда уже дали? И никаких серьезных мер, призванных реально помочь широкому "среднему классу" пока и в планах нет. Мы уже обратили внимание, что "средний класс" у Суркова покрывает и значительную часть пролетариата. Каким же, образом можно спасти пролетариат от бедствий в период кризиса?

Совсем не случайно Сурков не говорит ни слова о конкретных мерах помощи широкому "среднему классу". Весь секрет в том, что таких мер в рамках сохранения капиталистических отношений просто нет. Сохранить уровень потребления пролетариата достигнутый во время экономического роста в период кризиса невозможно. Если, конечно, оставаться в рамках капиталистических отношений. Но прощаться с капитализмом власти вроде бы не собираются, а значит и все слова о помощи, о том, что не бросят - просто пустой звук. Общественные работы за тарелку супа - подозреваю, что это самая большая помощь, которую власть способна оказать гегемону. А может не будет и этого.

Вот, например, господин Гонтмахер из медведевской фабрики мысли (Института современного развития) тот самый, который недавно пугал "средний класс" новым Новочеркасском, считает, что государству не стоит быть слишком расточительным в плане социальной помощи народным массам (сурковскому "среднему классу"). В правительственной "Российской газете" 1 декабря вышла статья Гонтмахера "Испытание бюджетом", в которой он призывает правительство быть сдержанней в проявлениях филантропии. Гонтмахер пишет:

"Но у нас наложились две тенденции - снижение налогообложения и сокращение фискальных поступлений в бюджет из-за развивающегося мирового кризиса, который из финансового уже трансформировался в экономический. Сможет ли бюджетная система в таких условиях сохранить и даже увеличить социальные расходы? В очередной раз прозвучало обещание, что пенсии будут увеличиваться. В 2010 году они станут в полтора раза выше, чем сейчас. В планах - повышение до 4900 рублей пособия по безработице. Наверное, эта мера оправданна, потому что безработица в следующем году станет реальным фактором нашей жизни. Единственно, что бы я предложил, ужесточить доступ к этому пособию. Потому что 4900 рублей для некоторых регионов - это уже неплохие деньги, на которые можно существовать. Однако пособие по безработице должно стимулировать человека искать работу".

Готнмахер осторожен, но мысль его совершенно понятна: нельзя повышать социальные расходы в период кризиса, когда сокращаются поступления в бюджет. То, что 4900 рублей - это такие хорошие деньги, что доступ безработных к ним нужно сделать максимально трудным нет смысла особо комментировать. Такие высказывания можно сразу же подшивать в будущий приговор. Пусть только господа сторонники капитализма потом не удивляются жестокостям революции. Вспомните Гонтмахера с его "и 4900 рублей для вас много".

Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Увольняемым Гонтмахер предлагает идти в малый бизнес:

"Именно малый бизнес в преддверии возможных осложнений на рынке труда может быстро создать новые рабочие места. Дать заработок тем, кто окажется не у дел после закрытия предприятий, после "оптимизации персонала" на тех производствах, которые останутся. Крупный бизнес менее поворотливый. А малый может в оперативном режиме реально поддержать и экономический рост, и сыграть смягчающую роль в решении социальных проблем".

Кризис, конечно, самое время для открытия малого бизнеса. Если большие предприятия в период кризиса сокращают персонал и объемы производства, то малый бизнес просто вылетает в трубу. Малый бизнес по Гонтмахеру - это распродажа домашнего имущества у метро в перерывах между появлением милиционера. Хорошая работа для гегемона.
 
Tags: кризис, российский капитализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments