Categories:

О Захаре Прилепине живом классике, воине и спасителе русского театра

Подумалось, что вот именно Захар Прилепин – это есть самое мерзкое явление современной российской жизни. Бездарный графоман, считающий себя современным классиком, литературным гением и вообще специалистом во всех областях. Тип, описанный в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» в образе слесаря-интеллигента Полесова. Апломб, напор, трамвайное хамство и, конечно, хлестаковская «необыкновенная легкость в мыслях».

Тут недавно прочитал, что Прилепин больше не будет воевать за Донбасс, потому что не хочет воевать за капитализм. Раньше он видел там «территорию свободы, где много музыки много поэзии и пространства для жеста». Несчастные жители Донбасса и не подозревают, в каком раю жили до недавнего времени. Свобода, музыка, поэзия, пространство для жеста. Увы, с гибелью Захарченко все закончилось. И всё, и Прилепин больше не воюет. Пусть дальше без него разбираются. Совершеннейшая хлестаковщина. Свои банно-ресторанные пиар поездки в Донецк, хорошо оплачиваемые окружением Захарченко, Прилепин называет "участием в войне".

Теперь, когда «воевать» Прилепину надоело, власть дала ему «пространство для жеста» во МХТе имени Горького. По информации из театра там планируется сокращение и переход на аутсорсинг ряда служб и отделов. Пришедшая в театр команда «патриотов», среди которых «современный классик», оказалась не удовлетворена своими зарплатами и собирается выжимать из театра значительно больше.

Воевать за капитализм Прилепин не хочет, но при этом сам не прочь побыть капиталистом.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded