На кону не судьба пенсионной реформы, а судьба капитализма

Завтра Дума рассмотрит и примет в первом чтении законопроект о повышении пенсионного возраста. Роли в предстоящем спектакле давно расписаны, и актеры отлично знают текст. Зюганов будет солиден, мрачен и с фирменной тревогой в голосе начнет вещать о катастрофических последствиях и профессиональной непригодности правительства, но президента, конечно, не затронет. Представители ЕР будут рубить «неприятную правду» в позе отчаянных героев, мол, решение трудное, но выхода у нас нет. Можно даже будет подумать, что им предстоит жертвовать собой, а не отправлять под нож десятки миллионов сограждан. Ну что ж друзья, коль наш черед, пусть будет сталь крепка.

Знают свои роли все остальные участники процесса: внепарламентские партии, профсоюзы и даже Навальный. Но всё это не означает, что спектакль будет сыгран точно по написанной в администрации президента пьесе. Всё будет зависеть от реальной активности масс. Такая активность обязательно порождает много неизвестных и часто провоцирует уже утвержденных актеров на неожиданные для них самих импровизации. В такой ситуации на сцене появляются и новые фигуры, которых никто не предусматривал.

На самом деле, как и при всякой подобной реформе в крупной капиталистической стране, на кону стоит не собственно пенсионная реформа, а судьба мирового капитализма вообще. Если правительство побеждает, то оно побеждает и всё продолжается дальше, но если правительство такую принципиальную схватку проигрывает, то это не означает сохранение статус кво, как это сейчас кому-то может представляться. Поражение в такой схватке уже не позволяет правительству править по старому, и практически обязательно порождает революционную ситуацию. А революционная ситуация в одной из крупных капиталистических стран имеет все шансы перекинуться и на другие страны. В последние годы правительства ряда европейских стран провели успешные наступления на права народов, несмотря на мощнейшие акции протеста. Теперь настала пора российскому правительству попробовать свои силы. Как ни странно сила российской власти, которой не противостоят никакие общественные институты, может оказаться её слабостью. На Западе сильные профсоюзы и партии создали рамки, в которых удерживался протест. В России таких партий и профсоюзов нет. Это очень удобно в режиме обычного управления, но в ситуации резкой активизации народных масс отсутствие институтов может печально кончиться для властей. В отсутствие реальных институтов будут быстро услышаны самые радикальные лозунги.

P.S. Братание народов, имевшее место на самом лучшем, по мнению многих, Чемпионате мира в истории, возможно поможет революционному правительству быть услышанным, когда оно обратиться к народам мира с просьбой не дать капиталистам задушить революционную Россию)))

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded