Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Categories:

Патриотизм Медведева и Путина - почему внешняя политика зависит от внутренней - ошибки Баумгартена

Сейчас многие считают, что пойдя на некоторую внутреннюю либерализацию Дмитрий Медведев сохранит неуступчивую или даже жесткую по отношению к Западу внешнюю политику. На самом деле, для современной России внутренний либерализм с внешним патриотизмом не совместимы. И вот почему.

 

Все согласны с тем, что в период президентства Путина Россия значительно окрепла и стала способна на проведение независимой внешней и внутренней политики. Такой результат возник не просто так. У путинского патриотического курса была серьезная материальная основа, без которой этот курс был бы невозможен. Речь идет об усилении роли государства в экономике, дошедшего до целого ряда крупных национализаций и создания мощных государственных корпораций. В годы правления Путина произошел отказ и неолиберализма, что в целом и дало положительный результат. Патриотом Путин был настолько насколько переставал быть неолибералом, здесь существует очевидная обратная пропорциональность.

Таким образом, независимая внешняя политика Путина имела основание в изменении политики внутренней и была бы невозможна без такого изменения.

Сейчас уже всем ясно, что Медведев будет менять внутреннюю политику в сторону возврата к неолиберализму. Но не всем понятно, что при этом неизбежно изменится и политика внешняя.

Между тем, чем больше во внутренней политике Медведева будет неолиберализма, тем меньше места будет оставаться для патриотизма, который будет принимать исключительно пропагандистские формы, вроде шумных полетов бомбардировщиков в Венесуэлу или обещания поставить ракеты Искандер в Калининграде. Военное значение этих действий приближается к нолю, зато какой пропагандистский эффект. Реальное военное значение имело бы возобновление производства ракет средней дальности (до 2. 500км) и размещение их в Западных регионах России, а возможно и на Кубе, но на это никто не пойдет, как раз в силу военной эффективности таких мер.

Итак, при развороте к неолиберализму Россия будет терять независимость, а патриотизм будет не больше, чем шумным пиаром. И это естественно, так как поворот к неолиберализму означает переход власти в России от фракции государственно-патриотической бюрократии к фракции компрадорской буржуазии. 

Естественно, что столь серьезные расхождения в политике Путина и Медведева указывают на глубокий раскол в правящем классе. Казалось бы здесь все вполне очевидно, особенно для марксиста. Но именно по этому вопросу у автора этих строк возникла дискуссия с главным редактором сайта Лефт.ру Антоном Баумгартеном.

По-мнению Баумгартена, никакого раскола в российском правящем классе нет. Медведев является таким же неолибералом во внутренней политике, как и Путин, а относительно независимая внешняя политика держится на том, что в России выросла сильная национальная империалистическая буржуазия с амбициями чуть ли ни на мировое господство, и вот де эта буржуазия толкает власти на сопротивление США и Европе. Получается, что по баумгартену за внешней политикой России находится прочная опора из сплоченной национальной буржуазии, а значит резкие изменения во внешней политике невозможны. То, что такие изменения уже начались Баумгартен пока не разглядел.

Тут бросается в глаза, что позиция Баумгартена один в один совпадает с позицией российских радикальных левых групп, которых сам Баумгартен любовно называет "кодлой". Разница в том, что радикальные левые группы считают возможным блокироваться против российских властей с внешним империализмом, а Баумгартен полагает, что мы должны наоборот прикрывать свой империализм от империализма внешнего, но при этом бороться с ним сами. Очевидно, что в таком случае позиция Баумгартена — это действительно позиция пошлого оборонца, призывающего защищать «своего сукина сына» от чужого.

На самом деле не правы ни те, ни другие. Ни Баумгартен, ни его левые оппоненты оказались не способны увидеть раскол правящего класса в России и понять его причины, что говорит, прежде всего, об их слабости в вопросах теории и методологии марксизма. И с каждым днем их ошибка будет становиться очевиднее и им самим. Российская буржуазия в силу своей компрадорской природы не подталкивала власти на противодействие США и ЕС, а наоборот - пыталась всячески блокировать это противодействие. В России нет империалистической буржуазии, а есть компрадоры и частично противостоящая им бюрократия. 

Проводником независимой внешней политики выступала патриотическая фракция бюрократии, нашедшая опору в госкапитализме. Медведевская "оттепель" означает поражение патриотической бюрократии. Поэтому можно сказать, что короткая история "возрождения России" завершилась. 

Но продолжим заниматься Баумгартеном. Некоторое время назад Баумгартен набросился на меня за якобы неверную интерпретацию слов Лифшица по поводу "ветра истории". При этом, он со всей очевидностью показал свою слабость в вопросах марксистской философии и не знакомство с работами Мих. Лифшица. Последнее, впрочем, Баумгартену можно было бы простить, когда бы он не брался разъяснять читателям содержание слов Лифшица в статье "Ветер истории" не зная ее содержания. А подобное спускать нельзя никому даже Баумгартену.

Здесь придется привести большую цитату из статьи Баумгартена "Когда нет парусов" опубликованную на сайте Лефт.ру. Подчеркнутым выделены цитаты из моей статьи, использованные Баумгартеном.

"Впрочем, у т. Якушева «отчаяние» странным образом сочетается с убеждением, что «ветер истории» дует куда нужно. А так как никаких доказательств этому вокруг не видно, он зовет на помощь покойного советского философа Михаила Лифшица.

Замечательный советский марксист Мих. Лифшиц в статье «Ветер истории» писал: «Самым большим достоянием этой державы по-прежнему остается моральное преимущество, ветер истории, дующий в сторону коммунизма. Вот что дороже всего, ибо эту силу нельзя организовать или купить. Она существует сама по себе, независимо от людей, и, в свою очередь, требует от них величайшей ответственности».

Очевидно, что Лифшиц имел в виду не какой-то умозрительный, а реально существовавший тогда социалистический мир, в котором жило около трети человечества. Можно даже с известным правом сказать, что в абстрактно- моральном отношении тот мир действительно возвышался над капиталистическим. Но в интерпретации Якушева наблюдение Лифшица превращается в гимн какой-то мистической силе под названием :«ветер истории».

"Ветер истории, сила независимая от людей существует. Поэтому реакционеры и циники обречены, несмотря на то, что на их стороне правительства, парламенты, законы, суды, полиция и армия, индустрия по промывке мозгов. Придет время и все это потеряет силу. Причем, как обычно бывает, система реакции начнет стремительно рушиться в период своего наивысшего могущества".

В таком случае, чем «ветер истории» отличается от доброго старого Провидения Боссюэ, Гердера или нашего Карамзина. Так и хочется сказать: «Друзья мои, не пытаясь проникнуть в лабиринт божественной мудрости, не теряясь в бесплодных умствованиях, положимся на Промысел Божий. Все реакционное рано или поздно развалится, тьма рассеется, свет истины воссияет и ...» и т.д. и т.п. Что такое Проведение, или ветер истории, который дует в нужную сторону? Это христиански переосмысленный Рок древнего мира. Но если в истории продолжает властвовать «сила независимая от людей», то зачем нам марксизм? Сознательная историческая работа оказывается иллюзией".

Из этого отрывка, очевидно, что Баумгартен не читал Лифшица, или читал давно и забыл, а может просто ничего не понял. Баумгартен, очевидно, ничего не знает о позиции Лифшица в вопросе об идеальном, о его дискуссии с Ильенковым по этому поводу. Если бы Баумгартен разбирался в этих вопросах он бы не написал, что «Лифшиц имел в виду не какой-то умозрительный, а реально существовавший тогда социалистический мир, в котором жило около трети человечества». Конечно, и это тоже имел в виду Лифшиц. Но любой, кто прочтет статью «Ветер истории» легко убедиться, что Лифшиц смотрел куда шире, что он как раз имел ввиду «умозрительный», но от этого еще более реальный социализм. Законы исторического развития, идеальное, как для настоящего марксиста, для  Лифшица были вполне реальной силой, даже более реальной чем лагерь социализма, в котором жило треть человечества. Отсюда его уверенность в конечной победе. Ведь и треть человечества могут одолеть  оставшиеся две трети, а вот с "ветром истории", с исторической необходимостью сделать ничего невозможно. Баумгартен увидел в таком подходе Рок, который якобы делает иллюзией сознательную историческую работу, чем с головой выдал свое непонимание диалектики субъективного и объективного. Ведь объективная необходимость и совершается в том числе и лучше всего через сознательную историческую работу. Сила марксизма в понимании объективной необходимости и следованию ей.

Диалектика, кстати сказать, учит об единстве субъекта и объекта, а значит мы вовсе не чужие для Рока. Наша сознательная историческая деятельность и есть Рок.
 

Tags: компрадоры, марксизм, российский капитализм, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments