Почему я против запрета фильма «Смерть Сталина»

Обжегшись на курсантах ульяновского летного училища, в защиту которых затанцевали студенты по всей стране, стоящие у власти защитники святынь и скрытые монархисты срочно нуждались в какой-нибудь громкой победе, дабы отвлечь внимание от позорного отступления перед трясущимися попами. Про запас у них имелось кино «Смерть Сталина», предназначенное в прокат с 25 января. На нем-то всю злобу и сорвали. Фильм, про содержание которого давно и всё известно, вдруг, за несколько дней до выхода стали неистово топтать. Неравнодушные деятели культурного бизнеса срочно написали оскорбленно-истерическое письмо Мединскому, в котором отметили, что «выход фильма в канун празднования 75-летнего юбилея Сталинградской битвы - это плевок в лицо всем тем, кто там погиб, и всем тем, кто еще остался в живых». Короче, беда. В наши святыни все время кто-нибудь плюёт. Кругом столько негатива, что защитники святынь давно должны быть заплеваны с головы до ног.

Но на этот раз зло наказано. Хорошо оскорбившись, вытерев слюни, которыми защитники святынь, на самом деле, сами друг друга всякий раз заплевывают, кино запретили. После чего борцы за нравственность почувствовали себя лучше, как и положено, когда отведешь душу.

На самом деле, тот факт, что против фильма негодуют все прохвосты и лицемеры от Михалкова до «коммунистов» Сурайкина с Зюгановым разжигает интерес к фильму, и заранее как-то хорошо к нему настраивает. Позвольте мне, как самому радикальному и бескомпромиссному коммунисту на всем постсоветском пространстве (кто ещё сегодня регулярно говорит о необходимости уничтожения частной собственности, товарного производства и переходе к разумной плановой экономике, где всё народное хозяйство функционирует по принципу одной фабрики) сказать несколько слов в защиту фильма, которого я ещё даже и не видел.

Во-первых, запрет каких-либо произведений, в любом случае приносит больше вреда, чем могло бы принести самое плохое кино. Не должно быть ситуации, когда какая-то группа решает, что можно смотреть, а что нет. Это могло быть терпимо в первой половине 20 века, когда ещё крепостных бабушек помнили, но уже просто оскорбительно для человека века 21.

Во-вторых, не может быть вещей и тем, над которыми нельзя смеяться. Возможна только ситуация, когда смех неуместен. Но, если над чем-то нельзя посмеяться сегодня, то уж точно можно будет завтра, а может даже и через 10 минут. Не вижу причин, почему нельзя посмеяться над временем Сталина. Интересно посмотреть, что смешного увидели там англичане. Мы же рассказывали анекдоты и про Брежнева, и про Сталина и не считали при этом, что плюем в участников Сталинградской битвы. Что с того, что герои выглядят идиотами? Так должны выглядеть герои любой хорошей комедии. Нелепое, глупое и смешное – это вообще часть нашей жизни, которая есть всегда и везде.

В-третьих, я не верю в реальную оскорбленность людей вроде Сурайкина или Михалкова. Их оскорбленность – это попытка заработать очки на темных чувствах. Тот же Сурайкин или Зюганов просто рассказывают людям, что их хотели оскорбить, но атака отбита. Люди, конечно, удивляются, потому что сами оскорбления не заметили, но вынуждены быть благодарны спасителям. Точно так же работает и церковь. Человек, вдруг узнает, что ему плевали в лицо и так бы дальше и продолжали, когда бы ни Зюганов, Сурайкин или Тихон Шевкунов. Ни «коммунисты», ни РПЦ не могут помочь человеку с реальными материальными проблемами, но лихо защищают от выдуманных. Всё это понятное дело сопровождается криками и истерикой в стиле: ох, нам всем плюнули в лицо, ох, глумятся над нашими святынями.

В-четвертых, современная российская власть, вообще, не любит смеха, тем более смеха над властью, пусть вчерашней. Здесь сразу видят крамолу и майдан. Власть ведь от бога – значит над ней нельзя смеяться в принципе.

Короче, не надо поддаваться истерикам, в которые нас втягивают проходимцы, лжецы и лицемеры. Нужно помнить, что нет тем запретных для смеха. Смех над собой, над своим прошлым полезен и очистителен. Если про нас сняли действительно смешной фильм, то нам скорее признаются в любви, чем в нас плюют.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded