Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Социалистическая перспектива в России после Путина. Тезисы

Выполняя задачу восстановления государства после разрухи 90-х годов президент Путин вынужден был частично реализовывать программу Зюганова, суть которой заключалась в сохранении рынка (читай капитализма), но при государственном контроле за стратегическими отраслями экономики. Именно возвращение государства в экономику явилось основным содержанием путинской политики. Это содержание обеспечило ему стабильную поддержку населения и одновременно лишило всяких перспектив левых политиков, которые стали не нужны в ситуации, когда люди поверили, что Путин потихоньку вернет под государственный контроль базовые отрасли экономики и на этой основе обеспечит более справедливое перераспределение богатств страны.

Возвращение государства в экономику позволило наполнить бюджет, в результате чего средним классом почувствовали себя многие врачи и учителя, особенно в крупных городах. В стране стали возможны довольно серьезные социальные программы (родовые сертификаты, материнский капитал, льготные лекарства, санаторно-курортное лечение для инвалидов и др.). Все это смягчило негативный эффект от проводившихся одновременно реформ, переводящих на коммерческие рельсы образование, ЖКХ, медицину. Тем более, что реформа медицины была практически заморожена.

При Путине были произведены масштабные национализации. В статье «Как национализируют Россию» от 10.09.2007 газета «Коммерсант» констатировала:

«Национализация уже около четырех лет является наиболее заметным процессом в отечественной экономике, и потому сегодня правомерно поставить вопрос о ее промежуточных итогах… Сегодня число национализированных крупных частных компаний и банков приближается к двум десяткам. И перспективы не менее масштабны, чем свершения. По результатам идущих сейчас судебных процессов у нынешних частных собственников могут быть изъяты компании "Русснефть" , "Башнефть" и "Башнефтехим". Завершается процедура создания "Атомэнергопрома", объединяющего под государственным контролем все гражданские активы этой отрасли. Все новые проекты создания отраслевых холдингов выдвигает ФГУП "Рособоронэкспорт". Последние из них -- "Русская спецсталь" (уже известно, что в нее должны войти волгоградский завод "Красный Октябрь" и Ступинское металлургическое производственное объединение) и "Русские композиты" (об этом проекте широкой публике, кроме названия, пока ничего не известно). Напомним, что ставить и решать задачи в этой сфере "Рособоронэкспорт" умеет - его структуры создали холдинг "Вертолеты России" и управляют АвтоВАЗом».

Но, если такая политика обеспечила Путину поддержку большинства населения, то она же - вызвала резко негативную реакцию Запада и крупного российского капитала. Именно под давлением этих сил Путин вынужден был публично отречься от курса на госкапитализм и поддержать кандидатуру Дмитрия Медведева, представлявшего либеральное крыло власти. О том, что с политикой национализаций и создания государственных корпораций будет покончено Медведев сообщил в первых же своих программных выступлениях.

Прошедшие думская и президентская избирательные кампании продемонстрировали изменение позиции избирателей в зависимости от их классовой принадлежности. Так в Москве, особенно в дорогих районах, возглавляемая Путиным «Единая Россия» получила значительно меньше голосов, чем в среднем по стране. Но в тех же районах за Медведева голосовали лучше, чем по России. В Хамовниках и на Арбате Медведев получил по 76%, при общероссийском показателе в 70%. А всего лишь два месяца назад на думских выборах «Единая Россия» набрала в Хамовниках 46%, а на «Арбате» 55%, при общероссийском результате 64%. Как видим, показатели Медведева в этих престижных районах Москвы на 20-30% выше результата «Единой России». На основании этих цифр можно определенно говорить, что богатая Россия голосовала против Путина, но за Медведева.

Отсюда можно делать некоторые выводы о характере российской буржуазии. У нее нет никаких самостоятельных империалистических амбиций. Она полностью зависима от империалистического центра и даже не думает пользоваться экономическим кризисом и оставшимся в наследство военным потенциалом для передела мира в свою пользу. Именно поэтому, российская буржуазия меняет путинскую «мобилизацию» на медведевскую «оттепель».

В то же время российская буржуазия может преуспеть в признании Западом ее роли, как главного союзника и представителя империалистического центра на постсоветском пространстве. На этом направлении она, похоже, действительно готова побороться, доказав Западу, что перспективней иметь дело с ней, чем с режимами вроде ющенковского. Возможно, неожиданное торможение со стороны Запада процесса приема в НАТО Украины и Грузии является ответным жестом на избрание президентом Медведева.

А это в свою очередь означает, что новая мировая война в виде схватки империалистических блоков сегодня невозможна. Будущие войны, подобно агрессии против Югославии и Ирака, будут по сути подавлением империалистическим центром возмущений на периферии. На сегодня становится все более очевидным, что мир оказался под «железной пятой» евро-американского империализма. Эта невиданная ранее «железная пята», абсолютная диктатура есть вершина не только капиталистического развития, но и всего человеческого развития в виде классовых эксплуататорских обществ.

И все-таки «железная пята» не всесильна. Человечество оказалось в очевидном тупике. Нет идей, непонятны ни цели, ни смысл дальнейшего развития. Экономический кризис приобретает перманентный характер. Созданные производительные силы не могут дальше развиваться в рамках капиталистических производственных отношений. Все дошло до своего последнего предела, включая возможность насилия над природой. За сохранение капитализма человечество буквально с каждым днем вынуждено будет платить все большую и большую цену. «Железная пята», стоящая на страже интересов капитала, не сможет разрешить противоречия между центром и периферией, как не сможет остановить и рост социального напряжения в странах империалистического центра.

Переход к социализму, строю основанному на общественной собственности на средства производства является единственным выходом из капиталистического тупика. В этом основа исторического оптимизма коммунистов, не покидающего их даже во времена, когда дело коммунизма представляется безнадежно проигранным.

Замечательный советский марксист Мих. Лифшиц в статье «Ветер истории» писал:

«Самым большим достоянием этой державы (социализма – Д.Я.) по-прежнему остается моральное преимущество, ветер истории, дующий в сторону коммунизма. Вот что дороже всего, ибо эту силу нельзя организовать или купить. Она существует сама по себе, независимо от людей, и, в свою очередь, требует от них величайшей ответственности».

Ветер истории, сила независимая от людей существует. Поэтому реакционеры и циники обречены, несмотря на то, что на их стороне правительства, парламенты, законы, суды, полиция и армия, индустрия по промывке мозгов. Придет время и все это потеряет силу. Причем, как обычно бывает, система реакции начнет стремительно рушиться в период своего наивысшего могущества.

Не стоит впадать в отчаяние, если сегодня вдруг мы не видим тех общественных сил, на которые смог бы опереться социализм. Известно, что Ленин в январе 17-го говорил, что, мол, мы старики до революции не доживем. И действительно едва ли в тогдашнем обществе имелись в достатке силы способные повернуть к социализму. И вдруг повернули. Значит, откуда-то эти силы взялись. Они были рождены объективной необходимостью и широким пробудившимся народным движением, в которое горстка большевиков внесла элемент сознательности. Всему свое время. Никаких серьезных политических сил способных поставить Россию на путь социализма и сегодня невозможно увидеть, пока самим объективным ходом развития не запущена логика революции, превращающая толпу обывателей в народ. У большевиков такая сила появилась только после июньских дней и корниловского мятежа, когда наступило разочарование в эсеро-меньшевистских Советах.

Обратимся еще раз к Мих. Лифшицу:

«Эта связь между «движущей силой исторических событий» и развитием народного самосознания предполагает умение ждать в периоды замедленного, подпочвенного развития общественного кризиса, требующие выдержки, даже стоицизма. Вера в неизбежность поворота — не последний по своему значению вывод из материалистического понимания диалектики необходимости и свободы… Марксизм, в отличие от других теорий, отделяющих нравственное добро от внешних фактов, основан на убеждении в том, что вещественные силы могут приобрести человеческий характер, а общественные отношения людей — утратить их грубую, вещественную форму. В этом состоит реальный идеал Маркса и Энгельса, вытекающий из научного анализа исторической миссии рабочего класса».

В России случилось так, что Путин на время заменил собой коммунистов, вселив в народ надежду в справедливый и эффективный национальный капитализм. Путин выступал лоббистом широких народных, национальных интересов перед лицом элит. Его сменщик Дмитрий Медведев, очевидно, таких благородных заблуждений уже не питает. А значит - все очень быстро снова выстроится в классическую схему, где власть и народ находятся по разные стороны баррикад.

В условиях экономического кризиса, который ударит по положению масс и кризиса верхов, который только углубиться при медведевском либеральном повороте (пострадает часть путинской элиты, связанная с госкомпаниями), в России в ближайшее время может сложиться революционная ситуация, когда ни низы, ни верхи уже не смогут жить и управлять по-старому. Но это будет следующая история.

http://left.ru/2008/4/yakushev173.phtml

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments