Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Categories:

К 90-летию Великой Октябрьской социалистической революции

Несколько доводов в пользу неизбежной победы коммунизма

Девяносто лет назад рабочий класс России, руководимый ленинской партией большевиков, совершил Великую Октябрьскую социалистическую революцию, результатом которой стало создание Союза Советских Социалистических Республик. Первое в мире социалистическое государство просуществовало более 70 лет, продемонстрировав удивительные возможности нового общественного строя. Эти семьдесят лет убедительно доказали, что социализм возможен, что общество без эксплуатации человека человеком, без унизительного деления на богатых и бедных, на хозяев и рабов не утопия.

http://left.ru/2007/15/yakushev167.phtml

Для России эти годы стали временем наивысшего национального подъема. Наша страна добилась военной победы над фашизмом, а по сути над объединенными силами западного империализма, которые представлял Гитлер, и стала основным гарантом уничтожения мировой колониальной системы. Советские люди с полным правом чувствовали себя гражданами самой передовой страны, несущей мир, свободу и справедливость всей нашей планете.

Такой опыт не может забыться, как бы сегодня ни старались его оболгать и вытравить из сознания людей. Великая Октябрьская революция и Советский Союз уже бессмертны. И чем больше бед приносит человечеству капитализм, чем больше он демонстрирует неспособность решить стоящие перед человечеством проблемы, чем больше он запутывается в собственных противоречиях, достигших такого уровня, что под вопрос ставится сама возможность жизни на Земле, тем решительнее люди вынуждены будут обращаться к опыту СССР.

Прорыв в социализм необходим, а потому и неизбежен. Но этот прорыв не будет простым. Империализм выстроил, казалось бы, неприступные защитные укрепления. Научился манипулировать инструментами демократии, сделав их практически безопасными для себя, создал мощнейшую военно-репрессивную машину и огромную индустрию оболванивания людей. Проложил раздел не только между классами, но и между странами и континентами, заставив трудящихся наиболее богатых стран солидаризироваться со своей буржуазией в деле грабежа и порабощения стран бедных. Уничтожил общественные науки, превратив их в апологетику. Развратил и проституировал практически все виды человеческой деятельности. Как в этих условиях говорить о социализме, может быть все-таки не любые крепости способны брать большевики?

В реальность социализма сегодня мало кто верит. Слишком неприступными кажутся крепости, защищающие нынешние порядки.

Принципы грядущего коммунистического общества, те отношения, которые будут в нем складываться между людьми настолько отличаются от «нормальных», «естественных» капиталистических принципов и отношений, что коммунисты невольно воспринимаются, как чудаки, утописты, мечтатели, идеалисты. А часто и как опасные идеалисты, от которых нужно избавлять общество. Действительно, как можно призывать к упразднению существующего тысячелетия института частной собственности, на котором выросла вся нынешняя цивилизация и который так близок и понятен каждому человеку, даже не обладающему никакой частной собственностью. Ведь, если ее нет, то о ней можно хотя бы помечтать. А придут коммунисты, все отнимут, тогда и мечтать не о чем будет.

Еще противники коммунизма любят поговорить о том, что человек человеку волк, что человек изначально плох, порочен, а потому будто бы коммунистическое общество с его принципами человеческого братства и солидарности невозможно. Люди, рассуждающие таким образом, очень плохо думают о человечестве, что само по себе очень типично именно для капитализма. В предыдущих классовых общественных формациях в человека верили все-таки больше, чем в эпоху победившего всеобщего буржуазного цинизма.

Между тем, давно научно доказан тот факт, что в первобытно-коммунистическом обществе люди не знали многих пороков цивилизации и относились друг к другу действительно по-братски. Такие данные получены на основе изучения жизни исторически отставших племен и широко известны. Есть и опыт построения социализма в СССР. Советские люди в массе своей очень сильно отличались от нас сегодняшних. Те, кто пытается отрицать имевшую место особую атмосферу советского братства, мол, не было ничего этого - врут сами себе. Было, и еще как было. Осталось масса свидетельств реальности человеческого братства в Советском Союзе. Вспомним хотя бы удивительно реалистичные и одновременно человечные советские фильмы, с их взятым из настоящей жизни положительным главным героем. Отсюда можно сделать вывод, что человек готов перестать быть волком другому человеку, когда у него появляется такая возможность. Значит, существующая человеческая порочность – это не его природная сущность, а навязанная ему классовым обществом необходимость.

К тому же, для первых шагов по коммунистическому пути все эти порочные страсти, воспитанные капитализмом, не являются непреодолимой помехой, а даже наоборот - могут помочь делу. Ведь в результате введения коммунизма большинство населения Земли в достаточно короткое время получит очевидный материальный выигрыш. Коммунистам есть что предложить воспитанному капитализмом человеку. Причем не только жителю Африки, Азии или Латинской Америки, но и относительно сытым гражданам США и Евросоюза.

Если коммунизм победит на достаточно больших территориях, то централизованное плановое производство и потребление, рациональное использование ресурсов и существующих производительных сил позволит быстро решить проблемы голода и нищеты, уничтожить безработицу, а значит избавить людей от перманентных стрессов и депрессий. Жителям развитых стран социализм сможет дать так высоко ценимую здесь стабильность.

Экологическая необходимость

Необходимость перехода к коммунистическим общественным отношениям диктуется и надвигающейся экологической катастрофой. На наших глазах происходят стремительные изменения климата. Сорокоградусная жара в Европе, поджигающая леса и разгоняющая туристов. Зеленая трава в Москве в январе месяце. Очевидно, среда обитания людей находится под угрозой. Не вызывает сомнений, что причина климатических катаклизмов заключается в хозяйственной деятельности человека.

Чтобы исправить ситуацию нужно срочно принимать самые решительные меры. Промедление в буквальном смысле смерти подобно. Но вся беда в том, что в рамках сохраняющегося капиталистического способа производства спасительные меры принять невозможно.

О каких мерах идет речь? Они достаточно очевидны. Необходимо в разы сократить сжигание углеводородов. Причем сделать это нужно очень быстро. Рекордсменом по бессмысленному сжиганию нефти является автомобильный транспорт. Если заменить автомобили на общественную транспортную систему хотя бы там, где это возможно, прежде всего, в мегаполисах, то мы сразу же снимем огромную нагрузку с атмосферы и сможем наслаждаться свежим воздухом, даже в Москве и Мехико.

Чтобы в короткий срок совершить такую замену требуется разработка и реализация специальной программы, в результате реализации которой сотни миллионов автомобилей безостановочно потребляющих бензин уйдут в прошлое, а им на смену придет единая продуманная общественная транспортная система. Понятно, что сам масштаб и характер задачи таков, что она не может быть решена в рамках капиталистической экономики, где правит «невидимая рука рынка», на котором в смертельной схватке сталкиваются различные частные интересы. Здесь требуются принципиально иные подходы.

Подобная задача может быть выполнена только объединенным человечеством, свободно владеющим и распоряжающимся созданными производительными силами, которые должны быть избавлены от товарно-денежных отношений, собственников, акций, бирж, фондовых рынков, т.е. от капитализма. Ведь здесь необходимо, чтобы в единой цепочке производства и потребления, по одному плану действовали все созданные людьми производительные силы. Таким образом, речь идет о создании коммунистической общественной системы. Ни больше, ни меньше. Только в рамках коммунистической системы человечество сможет принять систему мер, направленных на организацию рационального производства и потребления. Никакими «социализмами» шведского образца делу не поможешь. Все эти «социализмы» не более чем примочки, призванные немного смягчить негативные социальные последствия капитализма. К тому же они имеют весьма ограниченную сферу применения.

Наступившие природные катаклизмы показывают, что капиталистический способ производства сегодня находится в противоречии не только со средствами производства, о чем известно уже давно, но и со средой человеческого обитания. Он не просто тормозит развитие, приводит к экономическим кризисам и войнам, но ведет все человечество к гибели в результате экологической катастрофы.

Экономическая необходимость

Разворачивающийся на наших глазах мировой экономический кризис не позволяет говорить и об экономической эффективности капитализма. Идеологи капитализма пытаются объяснить экономический кризис глупостью и жадностью инвесторов, легкомыслием банков, кредитовавших ненадежных клиентов, даже неудачными высказываниями отдельных финансовых руководителей, провоцирующих панику, то есть, чем угодно, кроме истинных причин. Это и понятно, ведь сказать правду – значит подписать приговор капитализму.

В письме Л. Кугельману 11 июля 1868 Маркс писал:

«Раз понятна связь вещей, рушится вся теоретическая вера в постоянную необходимость существующих порядков, рушится еще до того, как они развалятся на практике. Следовательно, тут уже безусловный интерес господствующих классов требует увековечения бессмысленной путаницы. Да и за что же, как не за это, платят сикофантам-болтунам, которые козыряют в науке тем, что в политической экономии вообще не разрешается мыслить?»

Между тем, причины нынешнего экономического кризиса заключены в самой капиталистической общественной системе, в основе которой, как и во времена Маркса лежит анархия производства, неминуемо приводящая к периодическим кризисам перепроизводства.

Общая схема этого процесса известна давно и повторялась уже много раз. В результате того, что в погоне за прибылью производство расширяется быстрее, чем возможности потребителей, рынки затовариваются, производители начинают нести убытки. Приходится сворачивать производство и выкидывать рабочих на улицы. В этот момент на биржах начинают лопаться огромные спекулятивные финансовые пузыри, образовавшиеся в период экономического роста, так как держатели начинают массово сбрасывать акции компаний, переставших приносить прибыль. Многочисленные участники фондового рынка, бравшие кредиты, чтобы покупать растущие в цене акции, вдруг оказываются не в состоянии расплатиться со своими кредиторами, потому как их акции резко подешевели. В результате по рынку проносится волна взаимных неплатежей, крахов и банкротств.

Нынешний мировой экономический кризис развивался в целом по этой же схеме. Обвал ипотечного рынка в США, с которого, как принято считать, он начался, стал лишь исходным пунктом. Первый толчок мог последовать и от другого сектора экономики.

Бывший председатель Федеральной Резервной Системы Алан Гринспен, выступая на заседаниях Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка 21 октября признался:

«Финансовый кризис, разразившийся 9 августа, стал событием, которое давно должно было произойти. Если бы кризис не был спровоцирован неправильной оценкой секьюритизированных субстандартных ипотечных закладных США, то он возник бы в каком-либо другом секторе или на другом рынке».

Так как разворачивающийся экономический кризис слишком долго тлел и оттягивался, то теперь он обещает быть особенно разрушительным и тяжелым для трудящихся масс, которые, конечно, станут главной его жертвой.

«Перепроизводство приобрело – и сохраняет до сих пор – не острый, а хронический характер. Отдаляя наступление грозы, которая прежде очищала атмосферу каждые десять лет, это все продолжающаяся хроническая депрессия неизбежно приведет к краху такой силы и таких размеров, какого мы никогда раньше не знали», - писал Энгельс в письме к Даниельсону 13 ноября 1885 года.

Основными инструментами, при помощи которых удавалось оттягивать наступление кризиса, были широчайшее распространение по всему миру потребительского кредита и постоянное увеличение госдолга США – крупнейшего мирового потребителя. Таким образом, несколько лет капитализм жил в долг, перенося на текущий день будущее потребление. В результате все возможные доходы собраны не только с сегодняшнего рынка, но и с рынка завтрашнего. Но доходы с завтрашнего рынка – это долговые расписки. В текущий доход записывалось то, что только еще должно быть заработано. На деле же получилось так, что производство уперлось в ограниченность потребления платежеспособным спросом, и заработать не получилось. Огромные долги, которые не могут быть возвращены, останавливают производство по всему миру и ведут к краху финансовой системы, стоящей на долларе.


Сергей Егишянц в обзоре мировых рынков за 14-20 октября пишет:

«Ключевые экономические данные по Америке просто-таки шокировали рынки – чего стоит, например, безусловный антирекорд всех времён и народов по чистым вложениям иностранных денег в штатовские ценные бумаги: в августе отмечен отток в размере аж 163 млрд. долларов разом; при этом 141 млрд. долларов вывели частники-нерезиденты – а центробанки всё ещё неактивно следуют этому примеру».

При таких тенденциях те россияне, кто все еще получает часть своей зарплаты в долларах США, не только каждый день теряют в доходах, но завтра и вовсе могут остаться с никому не нужными бумажками на руках.

У классиков марксизма можно найти и объяснение того факта, почему кризис воспринимается именно, как финансовый, а его истинная причина, лежащая в самой системе производства остается незамеченной. По этому поводу Энгельс в письме к К.Шмидту 27 октября 1890 писал:

«С экономическими, политическими и другими отражениями дело обстоит так же, как и с отражениями в человеческом глазу. Они проходят через призму и поэтому представляются в перевернутом виде – вниз головой. Только отсутствует тот нервный аппарат, который для нашего представления поставил бы их снова на ноги. Биржевик видит движение промышленности и мирового рынка только в перевернутом отражении денежного рынка и рынка ценных бумаг, и поэтому следствие становится для него причиной. Это я наблюдал еще в 40-х годах в Манчестере: лондонские биржевые отчеты были совершенно непригодны для того, чтобы составить по ним представление о ходе развития промышленности и ее периодических максимумах и минимумах, потому что эти господа хотели объяснить все явления кризисами денежного рынка, которые ведь по большей части сами являлись всего лишь симптомами. Тогда речь шла о том, чтобы отрицать происхождение промышленных кризисов из временного перепроизводства, и все дело поэтому имело к тому же еще и тенденциозную сторону, побуждающую прибегать к извращениям».

Коммунизм, как охранительная сила

Экологическая катастрофа, экономический кризис, способный в одно мгновение превращать миллионы людей по всему миру в бедняков, стремительно растущая на фоне кризиса агрессивность империалистических держав, которые привычно рассматривают войну как один из главных, а в нынешних условиях, возможно, и единственный инструмент, пригодный для преодоления кризиса.

Человечество под угрозой. Это не пустые слова, а суровая реальность, которая пусть не всегда ясно, но ощущается значительной частью жителей нашей планеты. Источник угрозы в существующих капиталистических общественных отношениях, которые должны быть заменены, во что бы то ни стало. И заменены они могут быть только на коммунистические общественные отношения, что убедительно доказали Маркс и Энгельс. Таким образом, коммунизм – это еще и способ преодоления противоречий порожденных капитализмом.

И здесь коммунизм со всей очевидностью выступает не разрушителем и вестником великих потрясений, как его часто пытаются представить, чтобы запугать обывателей, а силой спасительной и даже охранительной. В письме Анненкову 28 декабря 1846 года Маркс писал:

«Люди никогда не отказываются от того, что они приобрели, но это не значит, что они не откажутся от той общественной формы, в которой они приобрели определенные производительные силы. Наоборот. Для того чтобы не лишится достигнутого результата, для того чтобы не потерять плодов цивилизации, люди вынуждены изменять все унаследованные общественные формы в тот момент, когда способ их сношений (commerce) более уже не соответствует приобретенным производительным силам».

Когда-то Столыпин не от большого ума бросил свое пафосное «Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия». Вышло все ровно наоборот. К великим потрясениям Россию привели правящие классы: царизм, помещики и капиталисты, ввергнувшие страну в мировую войну за передел мира, то есть сами столыпинцы. А коммунисты спасли Россию и сделали по-настоящему великой. По-другому и быть не могло.

И сегодня вовсе не коммунисты гонят человечество к целой череде катастроф. Нашим общим счастьем будет, если в нужный момент найдется достаточно коммунистов, чтобы спасти нашу планету.

Tags: коммунизм, марксизм, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments