Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

О Путине, «силовой бюрократии», росте цен на продукты и условиях раскола Украины

На мой взгляд, нельзя исключать возможность, что часть «элит», выступающих сегодня с реакционных позиций, особенно в такой стране как Россия, самой логикой развития будут вынуждены заключить союз с прогрессивным антикапиталистическим движением.


Касаясь темы появления президента Путина во главе предвыборного списка «Единой России» стоит обратить внимание на высказывание члена Общественной палаты, автора книги «Путин. Его идеология» Алексея Чадаева, размещенное в «Русском журнале». Господин Чадаев побывал на съезде «единороссов» после чего заявил буквально следующее: «Картинки всеобщего ликования на съезде не отражают действительности. На самом деле лица у многих присутствующих на съезде были смурные». По-мнению Чадаева, став официально во главе «Единой России» Путин запустил процессы, в результате которых «от старой «Единой России» останется только имя».

Частично Чадаев прав. Его слова отражают тот факт, что у курса Путина до сих пор не было своей структурно оформленной партии. «Единая Россия» с Лужковым и Шаймиевым в президиуме, с многочисленными представителями «олигархата» скорее похожа на организацию, готовящуюся задушить Путина в объятиях. Именно поэтому появление Путина во главе списков «Единой России» очень напоминало стремительную спецоперацию по обезглавливанию противника. Никто не ожидал, что Президент возьмет и возглавит список «единороссов». Путин пришел, сломал все планы, и по сути взял в собственные руки контроль за будущей Думой.

Близкий Кремлю политолог и журналист Глеб Павловский в интервью Ленте.ру описал взаимоотношения Путина и элит следующим образом: 

«Путин пользуется такого уровня поддержкой, что выступить против него – означает удалить себя из политики. И это единственный сдерживающий элиты фактор: страх Путина. Путин идет на выборы, которые становятся его личным плебисцитом именно для того, чтобы разрушить все надежды на то, что элиты смогут от него избавиться. И те, кто выпроваживал Путина на пенсию, предлагая, так сказать, шикарные условия, - рупором этих кругов, в частности, является мой коллега и хороший знакомый Станислав Белковский, годами уговаривающий Кремль выпроводить Путина в отставку, безопасную, сытную и почетную - они своего не получат. Путин никуда не уйдет».

Путин едва ли сделает из «Единой России» принципиально новую партию, как это представляется Чадаеву, так как для этого потребовалась бы изменить элиту, что Путину не под силу. Но взяв в свои руки контроль за будущей Госдумой он, конечно, сильно затрудняет возможности для переворота. Скажем, Путин после декабрьских выборов может уйти в отставку с поста Президента, стать Председателем Госдумы и с этой позиции обеспечить мягкую встречу своему приемнику Сергею Иванову, либо Виктору Зубкову. Путин во главе Госдумы, да еще получивший широкую народную поддержку на выборах, способен парализовать участие в перевороте чиновников, губернаторов и представителей спецслужб. Поэтому представляется, что смена Президента в 2008 году пройдет без неожиданностей. Переворота и реставрации компрадорского режима случиться не должно, если только противники нынешней власти не смогут организовать успешных терактов против руководства страны.

Между тем, возникает вопрос: если у Путина до сих пор нет своей партии, если элита, собравшаяся в «Единой России», на самом деле не очень то жалует Путина, то кто тогда является его опорой? Пассивная поддержка большинства населения не в счет именно в силу своей пассивности. Ответ на этот вопрос дает любопытная и неожиданная статья главы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктора Черкесова «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев», опубликованная 9 октября 2007 года в газете «Коммерсант». Поводом для ее появления стал арест ФСБ нескольких высших офицеров черкесовской службы. Статья Черкесова показывает, каких фантастических высот достигла демократия в нашей стране. Только представьте себе, что лично руководитель одной из спецслужб страны обращается через крупнейшую общенациональную газету к своим коллегам в других спецслужбах, и просит их прекратить тайную войну друг с другом. Продолжение войны, по мнению Черкесова, может разрушить государство, спасенное и возрожденное именно чекистской корпорацией. Виктор Черкесов пишет:

«Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый "чекистский" крюк. И повисло на нем. А кому-то хотелось, чтобы оно ударилось о дно и разбилось вдребезги. И те, кто этого ждал, страшно обиделись. И стали возмущаться, говоря о скверных свойствах "чекистского" крюка, на котором удержалось общество».

И далее, касаясь внутренней борьбы:

«В этой войне не может быть победителей. Такая война "всех против всех" закончится полным распадом корпорации. Крюк истлеет, окончательно разрушится от внутренней ржавчины. Начнет распадаться вся общественная конструкция. Кто-то скажет: "Мы спасли страну от чекизма!" На самом деле страну не спасут, а погубят».

От падения в пропасть и гибели страну действительно спасла советская «силовая бюрократия», выдвинувшая из своей среды такого сильного лидера как Владимир Путин. В этом смысле Путин не случаен. В 90-х годах «силовая бюрократия» вынуждена была подчиниться «демократам», и вот сегодня она взяла реванш. Но сохранив на каком-то этапе страну и государство, «силовая бюрократия» теперь не знает, что с ними делать. Воины сами превращаются в торговцев. Российские элиты, родившиеся на развале СССР, так и остались антинациональными и компрадорскими. «Силовая бюрократия» лишь построила их, навязав некие обязательные правила и заставив заниматься «национальными проектами». Но строй уже трещит по швам, а стоит хватке чуть-чуть ослабнуть, так все и вовсе полетит к чертям. Владимир Путин понимает это, а потому и не уходит от власти.

Главная беда «силовой бюрократии» в том, что у нее нет и не может быть передовой общественной теории, которая была у российского рабочего класса в 17 году, и которая помогла ему не только выстоять в тяжелейших условиях, но и построить первое в мире социалистическое общество. Отсутствие этой теории пытаются заменить поиском честных и патриотически настроенных исполнителей, выдумыванием каких-то мертворожденных оторванных от реальной жизни идеологий, в которые сами не верят. Все это по определению не может долго держаться. Поэтому, даже если Путину путем хорошо разработанной чекистской операции, удастся удачно пройти выборы 2007-2008 годов власть «силовой бюрократии» все равно не будет крепкой. Ее противник в лице компрадорских элит потенциально намного сильнее, а потому рано или поздно все равно развернет ситуацию в стране в свою пользу. Тем более, что самих чекистов становящихся торговцами и бизнесменами, логика капитала быстро перековывает в компрадоров.

Черкесовский «чекистский крюк», на котором повисла России – это, говоря словами Бжезинского «последний вздох советской бюрократии», исторически обреченная попытка сохранить гибнущую, распадающуюся страну. Так все и будет по Бжезинскому, если пауза обеспеченная «силовой бюрократией» не поможет родиться широкому народному движению, вооруженному той самой передовой общественной теорией. Причем такое движение едва ли родится без помощи лучших представителей «силовой бюрократии».

Вызовы, бросаемые российской власти, будут заставлять ее сдвигаться влево и искать более активной поддержки у населения. Прежде всего, речь идет о саботаже и вредительстве крупного капитала. В конце сентября начале октября в России произошел сильный скачок цен на молоко, молочные продукты, сыры, хлеб, подсолнечное масло. Цены одномоментно выросли на 30-50% в зависимости от региона. Думе пришлось принимать срочное обращение к Правительству с просьбой вмешаться, в котором констатировалось, что во многих регионах складывается напряженная ситуация.

Скачок цен вероятнее всего является прямым отголоском мирового экономического кризиса. В августе, начале сентября Европейский Центральный банк и Федеральная резервная система США с целью погасить уже начавшуюся цепную реакцию неплатежей, ведущую к крахам и банкротствам, вкачали в финансовую систему сотни миллиардов долларов. Такие действия по всем законам капиталистической экономики не могли не привести к мощному инфляционному всплеску, который накрыл и Россию. Российский рынок прямо соединен с мировым, наша пищевая промышленность в значительной степени работает на импортном сырье, поэтому мы не могли остаться в стороне.

Частично скачок цен может быть и результатом заговора капитала, направленного против российских властей и лично Президента. На носу выборы, и скачок цен происходит бод бравурные речи о «плане Путина». Едва ли такой план понравится избирателям.

Реакция власти показывает, что на сегодня у нее нет рычагов, чтобы оперативно исправить обстановку. Нет законов, позволяющих административно контролировать цены. Остается только разводить руками и кивать на объективные причины, будто рост цен – это что-то вроде землетрясения.

Противники власти справа активно разыгрывают ситуацию с ценами, предлагая обществу лекарства, способные лишь еще сильнее усугубит болезнь. Так в заявлении лидера СПС Никиты Белых «О росте цен на продукты питания и повышении пенсий с 1 октября» читаем:

«
Прямым следствием построения государственных монополий является отсутствие конкуренции и быстрый рост цен, прежде всего, на продукты питания. Это очень тревожный для правительства сигнал, который говорит о неэффективности путинской модели госкапитализма… Решение проблемы роста цен и повышения уровня жизни граждан – в демонополизации экономики, выходе государства из бизнеса, создании реальной конкуренции на рынках. Стране нужен не госкапитализм, а нормальная либеральная экономическая и социальная политика… СПС предлагает: реализовать принадлежащие государству пакеты акций крупнейших госкомпаний – «Газпрома», «Роснефти», «Сбербанка», «РЖД»  и др., из этих средств сформировать Фонд будущих поколений».

Белых как обычно нагло врет. Потому что там, где есть государственные монополии, там резкого неконтролируемого роста цен как раз нет. К сожалению, в пищевой промышленности государство полностью отсутствует, а потому и не может влиять на цены.

Если не хотите, чтобы капитал взял вас за горло костлявой рукой голода нужно не только вводить административный контроль за ценами, но и национализировать или еще лучше экспроприировать всю крупную пищевую промышленность. Между тем власть пока не готова даже на административное ограничение роста цен. В правительстве, Госдуме, Совете Федерации везде сидят представители капитала, которые блокируют любые попытки в этом направлении.

Вот типичные либеральные рассуждения о невозможности госрегулирования цен от сенатора Оганяна:

«Введение госрегулирования цен на основные виды продуктов питания вызовет цепную реакцию. Сегодня решат, что это должен быть хлеб, завтра – молоко, и ниточка потянется, а в условиях рыночной экономики госрегулирования быть не может».

К месту заметим, что господин Оганян является членом «социалистической» партии «Справедливая Россия».

Вызов российской власти будет брошен и извне. Речь, прежде всего, идет об Украине. Все говорит о том, что новое пришествие «оранжевых» после очередного переворота с выборами будет более серьезным и агрессивным. Западные кураторы украинского политического процесса больше просто не допустят опасного раздрая в оранжевом лагере.

Еще раз скажем о том, что Украину ждет диктатура, так как без диктатуры ее невозможно втащить в НАТО и сделать антироссийским плацдармом. Но для хорошей диктатуры нужна социальная опора. К сожалению, приходится констатировать, что такая опора на Украине есть. Прежде всего, это украиноязычная мелкая и средняя буржуазия. Понятно, что мобилизовать эти слои могут только оранжевые, и лучше всего с этой задачей справится популистская партия Юлии Тимошенко. А вот регионалы для мобилизации социальной опоры националистической компрадорской диктатуры только помеха. Поэтому собственно и невозможна никакая «широкая коалиция» сколько бы о ней не говорили, как и невозможно вхождение в НАТО под руководством «Партии регионов», несмотря на то, что крупный капитал, стоящий за регионалами, ни чуть не менее оранжевый, чем крупный капитал, стоящий за Ющенко или Тимошенко.

Как бы регионалы ни старались, они являются партией русскоговорящего юго-востока, а потому так и останутся чужими для массовой социальной базы украинского национализма. Перед «Партией регионов» будет поставлена другая задача. Они должны будут подорвать, завести в тупик, свести на нет сопротивление оранжевым на юго-востоке Украины. Как они это уже проделали в момент, когда Ющенко пошел на переворот, и, не считаясь с Конституцией, распустил парламент. В этом смысле Янукович в оппозиции хуже и опаснее, чем Янукович во власти. Будучи во власти он волей-неволей вынужден проводить «многовекторную» политику, притормаживать украинизацию и движение в НАТО, что на самом деле сводит это движение на нет, так как в НАТО Украина может войти только решительным броском, беспощадно подавив внутренние протесты. В оппозиции же Янукович и его партия могут достаточно эффективно блокировать сопротивление националистическому режиму, а значит быть ему очень и очень полезными.

Как отреагирует на националистическую диктатуру юго-восток и возможен ли раскол Украины? Лидер коммунистов Крыма Леонид Грач в ходе пресс-конференции 3 октября выразил уверенность, что «невзирая на общественные настроения, после досрочных парламентских выборов руководство Украины пойдет в объятия НАТО и на разрыв связей с Россией». В этом случае, по его мнению, «Крым и юго-восток Украины поставят вопрос о территориальной целостности страны».

Украина действительно давно готова к расколу. На юго-востоке его встретят, как освобождение. Но надо ясно понимать, что раскол не состоится без прямой поддержки России. В принципе у России сегодня нет другого выхода, кроме как колоть Украину. Если Украина станет членом НАТО, то независимость России, «суверенная демократия» станут невозможными. Раскол Украины, отказ подчиняться киевской националистической диктатуре – это на сегодня самое последовательное демократическое, антиимпериалистическое, действительно революционное требование. Если не остановить империализм здесь на этом рубеже, то наши народы будут раздроблены и бесповоротно порабощены. А это будет ударом и по всей мировой социалистической перспективе. Интересы подлинной демократии и социализма могут частично совпасть с интересами российской «суверенной демократии».

Таким образом, вопрос расколется ли Украина, сводится к вопросу: решится ли российская власть ее расколоть? Ответа на него пока нет. С одной стороны «Единая Россия» очень напоминает Партию регионов, а российский бизнес такой же оранжевый и компрадорский, как и на Украине. С другой - Путин далеко не Янукович. Не случайно Президент России, согласившись возглавить список «единороссов» тут же публично призвал отделить капитал от избирательных списков.

На мой взгляд, нельзя исключать возможность, что часть «элит», выступающих сегодня с реакционных позиций, особенно в такой стране как Россия, самой логикой развития будут вынуждены заключить союз с прогрессивным антикапиталистическим движением. Известный советский марксист Мих. Лифшиц в работе «Читая Герцена» писал:

«Мысль о возможности компромиссов, сложных промежуточных положений в исторической схватке классовых сил сама по себе глубока. Верно и то, что угрозы пролить море крови, эти брауншвейгские манифесты Бакунина, пугающие истреблением не только тех, кто против нас, но и тех, кто не за нас, были опаснее для революции, чем ее враги… Может быть, не все провидел Герцен и даже наверно не все (не все мог провидеть и Карл Маркс), однако, во всяком случае, в этой постановке вопроса никакой склонности к либерализму нет. «В одном месте круче, в другом мирнее». Маркс и Энгельс также допускали, что имущий класс volens nolens пойдет на сделки, по крайней мере в некоторых странах, где военно-бюрократический аппарат еще не вырос из пеленок. После второй мировой войны в связи с изменившимся отношением сил эта постановка вопроса возродилась, и мы говорим теперь о возможности при известных условиях перехода власти из рук имущей буржуазии в руки передовой части народного большинства сравнительно мирным путем, то есть без гражданской войны. Эту возможность нельзя исключать, несмотря на кровавый туман, поднимающийся из недр цивилизации, и при прочих равных условиях ее следует предпочесть. Если так, не пора ли взглянуть на политическое завещание Герцена с точки зрения современного опыта?» (Мих. Лифшиц, Собрание сочинений в трех томах, т.3, стр.62)

Если российская власть все-таки решится нанести удар по капиталу, организующему ценовой террор в России, и дать империализму бой на Украине, то это сразу же резко поднимет значение последовательно антиимпериалистических и революционных сил во внутренней политике России. Возможно, где-то здесь и родится реальное революционное коммунистическое движение. Ведь это будут те условия, когда сама логика развития событий подведет людей к коммунизму, который выступит для них как осознанная необходимость.

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments