March 28th, 2012

возвращение

Кобзон воспитатель казанских ментов

Кобзон рассказал на «Дожде», что он бы преследовал Pussy Riot уголовно. Очевидно, что Кобзон и люди его круга понимают закон, как что-то, что должно использоваться по их усмотрению. Тогда я заявляю, что Кобзон один из тех, кто ответственен за казанских ментов, насилующих людей бутылкой из-под шампанского. Верхи, а Кобзон представитель верхов, спускают вниз отношение к закону, как к чему-то, чем можно цинично поворачивать по собственному усмотрению. Кобзон, конечно, один из тех, кто может решать вопросы на самом высоком уровне неформально, когда через любые законы переступают ради «хорошего человека». Но ведь такое поведение транслируется в общество и потом любой казанский мент считает, что у себя в подворотне он сам себе «кобзон» и может разруливать, как ему хочется.    

Конечно, понравилось рассуждение Кобзона о том, что «это нищие девочки, которых кто-то организовал». Господин Кобзон не видит ничего страшного, если им дадут семь лет. Он как бы даже удивлен, чего такой шум из-за нищих. Это же не богатых сажают, а так грязь всякую, чего волнуемся. Конечно, господин Кобзон, не волнуйтесь ваших не сажают, когда они миллиардами воруют. Всё в порядке.
возвращение

Глава ГУМВД Москвы Колокольцев объясняет людям, почему нужно поддерживать Pussy Riot

Главный московский полицейский сегодня пожаловался, что «девушки своей акцией плюнули ему в душу». Так и хочется сказать, ну наконец-то. Миллионы людей мечтают в них плюнуть, а получилось только у группы девушек. Господин Колокольцев совершенно не стесняется признаваться в своей ангажированности. Не поэтому ли его подчиненные не выполняют свои обязанности и не останавливают хулиганов на пикетах в защиту девушек. Чего потом удивляться беспределу полиции. Колокольцев принуждает своих подчиненных становится преступниками. По хорошему, Колокольцеву нечего делать на такой должности, хотя бы потому что он позволяет себе публичную позицию основанную не на праве, а на собственом субъективном понимании того, что оскорбительно, а что нет.