Дмитрий Якушев (yakushef) wrote,
Дмитрий Якушев
yakushef

Categories:

Сурков, Чадаев и Павловский – перспектива политической помойки

Революция и контрреволюция развиваются по схожим законам, согласно которым от этапа к этапу инициатива переходит от умеренных к радикальным силам. В наших русских событиях 17 года революция и контрреволюция еще и сошлись в фигуре Керенского. Если бы побеждала контрреволюция, то Керенского бы смел радикальный Корнилов, а в ходе развития революции его смел Ленин.

Полагаю, что нынешнюю «модернизацию» нужно рассматривать, как продолжение контрреволюции и наступления неолиберальной реакции, которая в 90-х годах не успела довести все до конца. Прежде всего, не создала дешевого, прозрачного и управляемого крупным бизнесом государства. В наследство остались очень дорогие с точки зрения компрадорского капитала институты образования, здравоохранения, армии.  В версии Павловского: «Россию не успели европеизировать». Хотя правильно было бы сказать, что латиноамериканизация осталась не завершена. Помешал Путин, спутавший все карты. Теперь дело хотят доделать.

Социальная база контрреволюции или неолиберальной реакции невелика, но здесь тоже есть свои радикальные и умеренные крылья. Как и положено, на начальном этапе процесса доминирует умеренное крыло. Во главе этого умеренного крыла, на мой взгляд, стоит Сурков. Идеологами этого крыла также пытаются выступать Павловский и Чадаев. Последний опубликовал  ряд «синопсисов». Общий смысл таков. Путин должен уйти в тень, неолиберальная политика (модернизация) будет жестким ударом по интересам большинства и здесь необходимо сплочение всех сил ада реакции. Чадаев настолько хорош, что не могу его не процитировать:

«Политика концентрации ресурсов на задачах развития (в ущерб множеству других насущных задач) – это антисоциальная по существу политика. Грубо говоря, отнять предпоследний кусок хлеба у сотен тысяч социально незащищённых граждан, и пустить их на строительство новой экономики. Осуществляемое в любом случае разного рода «чубайсами» — неважно, частными или на госсслужбе; больше просто некому… Само по себе это не страшно: предыдущий, ельцинский режим многие годы правил при рейтинге в минус три процента – и ничего, выживал. Но это – совершенно другие механизмы коммуникации, другая логика принятия решений, другие типы обратной связи. И – неизбежная трансформация всей пропагандистской машины государства, которая сегодня накрывает собой практически всё политическое поле. На повестке дня, таким образом — разработка реалистичной модели управления общественной коммуникацией в условиях низкой и всё время падающей популярности верховной власти. То есть — власти, опирающейся на заведомое меньшинство; но меньшинство сплочённое, организованное и политически более сильное, чем все противостоящие ему массовые инерционные силы. И это заставляет взглянуть на политический опыт 90-х под совершенно новым углом.»

Только отнимать будут не предпоследний, а уже последний кусок и не ради развития, а ради прибылей крупных компрадоров, каких-нибудь 500 семейств, которые и являются истинными заказчиками происходящего.

Чадаев правильно понимает проблему, заключающуюся в том, что неолиберальная реакции – это не только удар по населению, но и по «великодержавной» части элит, которую раскормили при Путине, и которая в неолиберальные планы не вписывается. Компрадорам нужно дешевое и прозрачное государство. Эта «великодержавная» часть элит является помехой для активной антисоциальной политики. Чадаев откровенно и с сожалением об этом пишет:

«Было бы можно проводить антисоциальную политику, если бы не существовало разросшейся и прожорливой элиты, привыкшей к демонстративному потреблению и именно через него выстраивающей свою внутреннюю иерархию статусов. Когда у бабушек обрезают пенсию – на этом фоне отъём запасного кабриолета у любовницы олигарха (или, тем более, министра) не производит на бабушек, а равно на их внуков никакого впечатления. Зато на самого «папика» - и его дальнейшее поведение — эдакий облом влияет весьма и весьма.»

Действительно, ведь обиженный «папик» может не проявить буржуазную сознательность и начать бунтовать бабушек и их внуков. А так бы чадаевы провели антисоциальную политику на раз. Но их очень пугает возможный союз народа с частью бюрократии, на самом деле, с прогрессивной частью бюрократии. Это их ночной кошмар.

Ну, да Бог с ними с этими сурковыми и чадаевыми. Это умеренное, а потому в любом случае обреченное крыло реакции. Если реакция будет побеждать, угроза возвращения Путина будет устранена, то на первые роли очень быстро выйдут реакционные радикалы вроде инсоровцев. Эти люди значительно более точно выражают интересы компрадорского капитала, т.е. заказчиков «модернизации». Если же сложится союз народа с частью бюрократии, то сурковцев сметут вместе с инсоровцами. Нужно быть не очень умными людьми, чтобы загнать себя в этот тупик.

А ведь – все жажда власти, лишь бы оставаться у трона, даже путем предательства интересов большинства, которому хладнокровно прописывается антисоциальная политика. Мелкие, жалкие и трусливые людишки.


Tags: Преступления капитализма, Сурков, компрадоры, модернизация, распад личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments