Как Путин потерялся между Поклонской, Собчак и Навальным или о содержании момента

Как человек порядочный и последовательный, Наталья Поклонская демонстрирует абсолютную бескомпромиссность и недоговороспособность. На отказ прокуратуры предпринять действия против «Матильды» Поклонская вспомнила об успешных детях генпрокурора и их бизнесе, который для генпрокурора дороже правды, страны и закона. Таким образом, вслед за Навальным, Поклонская заявила, что с генпрокурором у нас что-то не так, и что защищает он не закон, а семейный бизнес. Заявление вполне себе революционное, потому что, если орган, надзирающий за законностью, захвачен преступниками и коррупционерами, то, видимо, гражданам ничего не остается, как выйти на улицы и вернуть себе власть, принадлежащую им по закону, но видимо украденную. Здесь Поклонская является ещё одним примером того, что жизнь без политики, жизнь, где всё решает администрация президента более невозможна. И в этом своём политическом проявлении она ничем не отличается от Навального. Вслед за экономическим кризисом, сделавшим бонапартистское правление относительно устраивающее всех невозможным, в Россию пришла политика. 

В этой ситуации ни Навальный, ни Собчак не могут являться кремлевскими проектами, даже если появление Собчак есть чья-то идея в Кремле. Своим заявлением о Крыме Собчак сразу же вышла за рамки, которые казались неколебимыми. Собчак же снесла эти рамки одним движением. И надо отдать должное, что смелость Собчак делает её реальным лидером, представителем крупного капитала, находящегося за пределами ближнего круга. Она ведь бросила вызов режиму, поставив под вопрос его главное «достижение». Собчак сказала громко вслух, как часть своей программы то, о чем крупный бизнес шепчется в кулуарах форумов. И её, очевидно, услышали. Штаб, собравшийся вокруг Собчак, исключает договорную партию с Кремлем. Всё будет по-настоящему. Собчак моментально стала кандидатом крупного капитала, находящегося за пределами близкого круга. При этом, конечно, Собчак попытается сыграть и партию Навального, т.е. стать кандидатом всех недовольных. 

Навальный, очевидно, тоже хотел стать кандидатом крупного бизнеса, но его вынудили стать лидером безработной провинциальной гопоты. Фактически Навальный сыграл в пользу Собчак. Когда он выставил свою кандидатуру и начал раскачку ситуации, то Кремль, естественно, строго запретил какую-либо поддержку. Но так как Навальный ситуацию все-таки раскачал и сделал выборы без выбора невозможными, то пришлось выпускать Собчак, которую поддерживать можно. В результате Собчак в один момент легализовала всю фронду. Такая ситуация, кстати, делает и будущие уличные выступления Навального с требованиями регистрации значительно более опасными, так как они будут поддержаны и легализовавшейся вокруг Собчак фрондой. Здесь для игры против Кремля открываются большие возможности. 

При этом у Путина коридор возможностей крайне узок. Он, конечно, попытается изобразить себя в бонапартистском ключе кандидатом всех, но в реальности он может быть только кандидатом близкого круга, правящих от его имени бизнесменов и чиновников. Это очень слабая позиция, по сути позиция узурпатора. Чувствуя эту слабость, видимо, из близкого круга вбрасывались идеи восстановления монархии, как попытка сохранить статус кво и уйти от политической борьбы. Идея была изначально непроходимой, и видимо, хватило ума отказаться, хотя двигали тему достаточно серьезно. 

Так как реального коммунистического кандидата нет, и пока не предвидится, то содержанием выборов станет схватка крупного капитала с узурпаторами из близкого круга. Это, как известно, прекрасный питательный бульон для того, что называют «цветной революцией». Здесь можно сказать, что «цветные революции» являются не случайностью, и не результатом деятельности всемогущего ЦРУ, а объективной формой смены узурпаторских, бонапартистских режимов в странах третьего мира, где они с необходимостью возникают, выполняют задачу и гибнут.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded